Главная / Газета 17 Июля 2012 г. 00:00 / Культура

Кина не будет

Виктор МАТИЗЕН
shadow
На «круглом столе» в Доме кино в ходе Московского кинофестиваля Никита Михалков высказал мнение, что в школах с 6–7-го класса должны быть введены хотя бы факультативные уроки по изучению ста лучших фильмов мира. Мнение как мнение, однако министр культуры Владимир Мединский взял под козырек и бросился исполнять, будто получил распоряжение высочайшего начальства.

Дабы оценить степень некомпетентности инициаторов и сторонников этой отнюдь не новой затеи, представьте, что в середине июля Министерство обороны РФ принимает решение к 1 сентября 2012 года вооружить Российскую армию автоматами «Узи», а Министерство сельского хозяйства – осуществить по всей стране посадки новой овощной культуры, например циклантеры, которая отлично растет в Южной Америке.

Вероятно, для г-на Мединского и его подчиненных разработка и реализация программы школьного кинообразования сродни канцелярскому бумаготворчеству. Набросали список фильмов, разослали по школам, загрузили в мозги, как компьютерную программу, и можно рапортовать о победе. Как бы не так!

Даже если пока оставить в стороне смысл приобщения школьников именно к кинематографической культуре (есть же уроки мировой художественной культуры) и принять отнюдь не очевидный постулат о необходимости школьного курса «100 лучших фильмов мира», возникает вопрос о тех действиях, которые требуется совершить для внедрения этого курса.

1. Формирование списка «100 лучших фильмов».

Любому киноведу известно, что таких списков очень много. И за каждым списком стоит его референтная группа, а у разных групп разные ценности. Поручите ВЦИОМ провести общероссийский опрос – получите один список. Опросите учителей литературы – другой. Поинтересуетесь мнением кинематографистов – третий. При этом состав списка будет зависеть от задаваемого респондентам вопроса. «Назовите сто лучших фильмов всех времен и народов» и «Назовите сто фильмов, которые вы бы рекомендовали для изучения в школе» – разные вопросы с разными ответами. Если иметь в виду отечественные фильмы, то в выпущенной институтом киноискусства книге «Российский иллюзион» перечислены 116 картин, а на сайте Гильдии киноведов и кинокритиков приведен перечень 75 лучших фильмов. Чтобы сделать из них общий и приемлемый для школьников список, да еще добавить лучшие зарубежные фильмы, нужно составить новую экспертную группу, что само по себе непросто, и поручить ей это достаточно тонкое дело.

2. Правовая подготовка.

У каждого фильма есть авторы и правообладатели, во многих случаях – частные. Значит, после составления искомого списка еще потребуется получить права на кинопоказ каждого фильма в школах. А права стоят денег. Или предполагается государственный пиратский показ шедевров мирового кино?

3. Техническая подготовка.

В России свыше 50 тыс. школ, вообще говоря, не приспособленных для систематического кинопоказа. Самое простое – закачать в Интернет необходимый киноконтент (в идеале – с комментариями), раздать пароли и сделать просмотр домашним заданием, как чтение программной художественной литературы, оставив для классных занятий разговоры о фильмах. Но тогда культурой большого экрана придется пожертвовать.

4. Методическая подготовка.

Имеется в виду написание, издание и распространение методических пособий для учителей кинообразования. Поскольку внешкольным кинообразованием в России занимаются много лет, можно использовать уже имеющиеся разработки, но для того, чтобы свести фильмы и материалы в систему, потребуется немалая работа.

5. Подготовка кадров.

На 50 тыс. школ нужно более 50 тыс. кинопедагогов. Нынешние учителя не имеют специального кинообразования и загружены своими профильными предметами. Направлять в школу преподавателей без соответствующей подготовки – профанация. Для подготовки учителей кино нужно не меньше времени, чем для других предметников. Чтобы выучить 50 тыс. будущих учителей, потребуется около тысячи кинопедагогов высшего уровня, но сейчас в России нет такого числа высококвалифицированных специалистов.

6. Изменение общеобразовательного расписания.

При условии, что фильмы будут смотреть во внеурочное время, на изучение одной ленты нужно не менее двух уроков. Итого, 200 часов (для сравнения: базовый курс МХК – 70 часов, профильный – 210). Если преподавать кино в обычном еженедельном ритме – на 100 фильмов потребуется 2 дополнительных часа в неделю в течение трех лет или такое же сокращение существующих школьных предметов. Сколько времени потребуется для реализации всей программы – судите сами. По оценке автора – несколько лет.

Если ограничиться факультативным кинообразованием, все значительно упрощается и в такой же мере обессмысливается. Вести школьные кинокружки могут и студенты гуманитарных вузов, и члены киноклубов, и кинолюбители с высшим образованием. Нужно лишь дать школам ставки для кинопедагогов внеклассного образования, объявить о наборе преподавателей и не удивляться огромному недобору. А в тех местах, где найдутся желающие, вступит в силу известный «общефакультативный» закон: если в учебном заведении 300 учащихся, на первое занятие придут 30, а к десятому останутся 3. Оно того стоит?

Но самое главное в том, что есть серьезные сомнения в необходимости школьного кинообразования. «Увеличение числа зрителей в кинотеатрах», о котором как о конечной цели говорит замминистра культуры Иван Демидов, во-первых, писано вилами по воде, а во-вторых, равнозначно не повышению культурного уровня зрителей, а всего лишь увеличению доходов проката. Нечего сказать – достойная задача.

Автор – кинообозреватель «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 17 июля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: