Главная / Газета 16 Июля 2012 г. 00:00 / Культура

«Мастер и Маргарита» эпохи застоя

На подмостках Михайловского театра запели герои Михаила Булгакова

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

В рамках Международного фестиваля «Петербургский ренессанс Сергея Слонимского», посвященного 80-летию со дня рождения выдающегося российского композитора, в Михайловском театре состоялась мировая премьера 32-й симфонии и полуконцертное исполнение I акта оперы «Мастер и Маргарита» по одноименному роману Михаила Булгакова. Публика устроила композитору настоящую овацию, что не помешало части зрителей негромко сетовать по поводу того, что как прежде, так и сейчас «Мастер и Маргарита» не идет ни в одном российском оперном театре.

Полуконцертное исполнение оперы «Мастер и Маргарита» вылилось в полноценное действо с мистикой и сарказмом.<br>Фото: ПРЕСС-СЛУЖБА МИХАЙЛОВСКОГО ТЕАТРА
Полуконцертное исполнение оперы «Мастер и Маргарита» вылилось в полноценное действо с мистикой и сарказмом.
Фото: ПРЕСС-СЛУЖБА МИХАЙЛОВСКОГО ТЕАТРА
shadow
Выпускник Ленинградской консерватории, воспитанник Ореста Евлахова, Сергей Слонимский непостижимым образом совмещает в своем творчестве различные эпохи, направления и стили и по сей день остается композитором непредсказуемым и неожиданным. Его восхождение на советский музыкальный Олимп не было гладким: «идейно порочной» и «модернистской» была объявлена 1-я симфония, «религиозными» – романсы на стихи Анны Ахматовой. Не пришлись «ко двору» кантата «Голос из хора» на стихи Александра Блока, авангардистский квартет «Антифоны», Концерт для трех электрогитар и симфонического оркестра… Легкой судьбы не случилось и у написанной в эпоху глубокого застоя (1970–1972 годы) оперы «Мастер и Маргарита», ставшей, к слову, первой театральной инсценировкой культового романа. Первая часть трехактной оперы прозвучала 10 апреля 1972 года на сцене ленинградского Дома композиторов, и уже этого функционерам от КПСС оказалось достаточно, чтобы подвергнуть сочинение остракизму, то есть запретить его дальнейшее исполнение. В 1989 году опера «воскресла» из небытия и была исполнена целиком в Большом зале Московской консерватории и в Зале Чайковского.

Нынешнее появление «Мастера и Маргариты» на сцене Михайловского театра можно назвать знаковым по целому ряду причин, отнюдь не ограничивающимся 80-летием со дня рождения ее автора и 40-летием с момента первого исполнения. Именно на подмостках Михайловского театра в его бытность Малым театром оперы и балета была впервые поставлена первая опера Сергея Слонимского «Виринея» по драматической повести Лидии Сейфуллиной. За дирижерским пультом во время московской премьеры «Мастера и Маргариты» стоял Михаил Юровский – отец Владимира Юровского – дирижера юбилейного концерта в Михайловском театре. Художественный руководитель Российского симфонического оркестра им.Светланова, главный дирижер Лондонского филармонического оркестра, дирижер-постановщик нашумевшего спектакля Дмитрия Чернякова по опере «Руслан и Людмила» Глинки в Большом театре, Владимир Юровский находится на авансцене дирижерского искусства новейшего времени. Партитура «Мастера и Маргариты» знакома маэстро со студенческой скамьи (он был участником премьеры 1989 года) и чрезвычайно им любима.

Опера сконструирована необычно: к каждому действующему лицу «прикреплены» музыкальные инструменты, дополняющие его образ. У Мастера – это виолончель, у поэта Бездомного – дисгармоничный расстроенный альт, а у Маргариты – «двойников» целых три (скрипка, арфа и флейта), из-за чего полуконцертное исполнение вылилось в полноценное сценическое действо с изрядной долей мистицизма и сарказма. Обнаженный задник с огромным проемом «в небытие», погруженные во мрак подмостки и возникающие в ложах и в зале оркестранты и оперные персонажи создавали атмосферу крайней неустойчивости и разбалансированности под стать происходящей на сцене череде событий. Задумчиво-инфернальная Маргарита (Татьяна Моногарова) красивейшим сопрано вела диалог, обращенный в зал ничуть не меньше, чем к собеседнику, и была одновременно похожа и на Елену Сергеевну Булгакову, и на сошедшую со страниц иллюстрированного журнала кинозвезду 1930-х годов. Ее приглушенная чувственность магнетизировала в унисон музыке – катастрофически красивой и не подернутой дымкой тлена, несмотря на промелькнувшие четыре десятилетия. В слаженном ансамбле лидировали солист Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко харизматичный Вячеслав Войнаровский (Здравомыслящий), полностью «слившийся» с образом Понтия Пилата легендарный Сергей Лейферкус и их молодой коллега из Петербурга Борис Пинхасович, проникновенно исполнивший партию Иешуа.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 июля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: