Главная / Газета 27 Июня 2012 г. 00:00 / Культура

Сон в белую ночь

В Санкт-Петербурге показали балет Джорджа Баланчина

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

В рамках фестиваля «Звезды белых ночей» Мариинский театр представил балет Джорджа Баланчина «Сон в летнюю ночь» на музыку Феликса Мендельсона. Премьера удачно совпала с характерным для Петербурга природно-климатическим явлением белых ночей, благодаря которому фривольно-романтический сон шекспировских героев оказался обрамлен приглушенно-сумеречным «освещением» Северной столицы: выходящая из театра публика плавно перемещалась в естественную «декорацию» ночи, лишенной тьмы, что придавало событию особенный шарм.

Фото: С САЙТА МАРИИНСКОГО ТЕАТРА
Фото: С САЙТА МАРИИНСКОГО ТЕАТРА
shadow
Вольно или невольно и художник-постановщик «Сна» Луиза Спинателли, погрузив сцену в фиолетово-розовато-синевато-зеленые тона, окутала действо таинственным маревом петербургских ночей. Изящество оформления сделало шекспировский сюжет еще более иллюзорным и воздушным, и идеально оттенило хореографию Баланчина, принадлежащую началу XXI веку ничуть не меньше, чем минувшему столетию.

Интрига написанной Шекспиром пьесы-сказки запутана и забавна. Царь фей и эльфов Оберон ссорится со своей супругой царицей Титанией из-за усыновленного ребенка. Оберон стремится забрать мальчонку, чтобы сделать его своим пажом; Титания отвечает отказом, из-за чего и происходят все последующие события. Озорной эльф Пак приносит по просьбе Оберона магический цветок, на который упала стрела Купидона; подвергшаяся магии царица влюбляется в… осла, другими «жертвами» колдовства становится четверка влюбленных (Гермия, Елена, Деметрий и Лизандр), ну а заканчиваются злоключения и нелепости вполне ожидаемым хеппи-эндом.

«Сон в летнюю ночь» – первый двухактный балет, поставленный Джорджем Баланчиным в Америке (1962) и своего рода воспоминание о собственном детстве и о Петербурге, где в бытность учеником Императорского театрального училища и нося имя Георгия Баланчивадзе, он изображал эльфа в одноименном спектакле Александринского театра. Интересен «Сон» и тем, что является сюжетным произведением в творчестве хореографа, снискавшего мировую славу благодаря своим бессюжетным балетам. Несмотря на новые технологии, позволившие, как казалось, досконально зафиксировать создания Баланчина, многие технические детали ускользают: видеопленка их попросту «не улавливает», и буквальное воспроизведение балетов «мистера Би» столь же затруднено, как воссоздание шедевров его предшественников, творивших в «допленочную» эпоху. Работавшая над «Сном» в Мариинке балетмейстер-репетитор Сандра Дженнингс была приглашена в труппу Нью-Йорк Сити Балет самим Баланчиным и исполняла в течение девяти лет ведущие партии во многих его балетах, что позволило ей прочувствовать технику и стиль великого хореографа буквально собственным телом. «Память» тела она максимально передала мариинским танцовщикам.

Статная и страстная Екатерина Кандаурова (Титания) пленяла виртуозными сольными па и непринужденной грацией в Па-де-де с превращенным в осла ремесленником Боттомом (Дмитрий Пыхачев), который «очаровал» ее силою волшебства и волею мстительного супруга. Пластичный и аристократичный Константин Зверев (Оберон) блеснул недюжинным актерским дарованием, мастерски вплетая хореографический текст в психологическую подоплеку поступков и желаний своего героя. Хрустальная невесомость Бабочки (Светлана Иванова) и парящие на подмостках эльфы и пажи в исполнении учащихся Академии Русского балета придавали отточенному действию необходимые легкость и лукавство. Чудесный же сон «одурманил» не только действующих лиц спектакля, но и петербургских меломанов.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 июня 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: