Главная / Газета 27 Июня 2012 г. 00:00 / Культура

Поговорим о странностях любви

Молодые актеры рассказали о самом личном

ОЛЬГА ЕГОШИНА

В эти выходные в Москве закрывается VI Международная летняя театральная школа. Почти месяц молодые актеры из России, ближнего и дальнего зарубежья провели на базе СТД в Звенигороде, где занимались с педагогами, встречались с известными деятелями театра, готовили совместные постановки оперного, кукольного, пластического и драматического жанров. Одним из проектов была постановка в жанре вербатим, осуществленная одним из главных отечественных специалистов – Геннадием Тростянецким, – «Люб-офф».

Фото: ГЕННАДИЙ ТРОСТЯНЕЦКИЙ
Фото: ГЕННАДИЙ ТРОСТЯНЕЦКИЙ
shadow
Пытаясь объяснить дочке, что такое вербатим и с чем его едят, предложила представить, что Наташа Ростова сама рассказывает свою историю с князем Андреем! «А, – протянул ребенок, – понимаю, она несет что-то вроде «такой был красивый и благородный и меня любил так сильно. А потом его убили плохие люди. И я много плакала, но не сдалась». И заключила: «Какая фигня!» «Фигню» оставим на совести дочки. И как именно рассказывала бы Наташа Ростова о своей любви и жизни – тоже. Но вот участники спектакля «Люб-офф», рассказывающие истории из собственной жизни, объясняются примерно на этом литературном уровне. Мера надрыва, жалости к себе самому, такому прекрасному и непонятому (среди историй о любви – ни одной счастливой), набор слов и штампов – примерно одинаков у всех четырнадцати таких разных исполнителей обоего пола, приехавших с таких разных городов и весей постсоветского пространства. Идет ли речь о девушке, которая три года просила у своего бойфренда эпилятор, а он подарил ей утюг и ушел к другой. Или о том, как развивался смс-роман, закончившийся его предательством. Или о неудачном аборте, после которого бедняжка не может иметь детей. Или грустная повесть юноши, который расстался с девушкой, а она два года ему звонила и говорила в трубку гадости; и он так к этим звонкам привык, что теперь, потеряв телефон, просто не знает, как и прожить без ежедневных оскорблений…

Истории, включенные в «Люб-офф» (режиссер Геннадий Тростянецкий рассказал, что было предложено около ста историй, из них отобрана пара десятков), вполне узнаваемы, в разной степени серьезны. Участники целомудренно избегают физических подробностей любовных актов и полностью исключают все виды нетрадиционных любовных ориентаций. Можно поверить, что все эти метания сердца они действительно пережили, перестрадали…

Только, увы, все пережитое так и не стало фактом искусства.

Даже когда рассказывается реальная история счастливого брака участницы предыдущей театральной школы, трагически потерявшей мужа, убитого бандитами, – все нагнетания страстей кажутся театральными ходами.

Так совпало, что рядом с премьерой «Люб-офф» на фестивале «Другое кино» был показан фильм Михаэля Ханеке «Любовь», призер Канн. Кажется слово «любовь» в ленте Ханеке не было произнесено практически ни разу, просто ею был наполнен каждый сантиметр кадра. Двое грандиозных актеров сыграли истории любви единственной, неповторимой, ни на кого не похожей, а потому щемяще близкой каждому.

В «Люб-офф» истории казались уже не раз слышанными, стертыми (при всей непохожести и пестроте географии и этнографии). К финалу растянутого спектакля и вовсе начало казаться, что вербатим – это вовсе не обозначение жанра, а фамилия автора. Где-то сидит этакий лысый спец и пишет истории о любви и жизни по каким-то лекалам на манер школьных сочинений «как я провел лето» (сначала надо описать речку, потом лес, потом облака)… Свои школьные лета мы все проводили по-разному, а описывали под копирку.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 июня 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: