Главная / Газета 13 Июня 2012 г. 00:00 / Культура

Ложка дегтя в бочке меда

Завершился 23-й Открытый российский фестиваль «Кинотавр»

ВИКТОР МАТИЗЕН

Жюри «Кинотавра» во главе с Владимиром Хотиненко, состоящее из одних режиссеров, рационально распределило все имевшиеся в его распоряжении награды, кроме главной. Гран-при крупнейшего национального кинофорума был присужден сентиментальной драме Павла Руминова «Я буду рядом», кое-как выкроенной из четырехчасового телесериала. Гораздо точнее «выстрелило» жюри Гильдии критиков, наградившее «Слоном» фильм Василия Сигарева «Жить», а дипломом «Рассказы» Михаила Сегала.

Гран-при фестиваля получил фильм Павла Руминова «Я буду рядом» с Марией Шалаевой в главной роли.
Гран-при фестиваля получил фильм Павла Руминова «Я буду рядом» с Марией Шалаевой в главной роли.
shadow
В прошлом веке программа «Кинотавра» официально делилась на два разряда: «Кино для всех» и «Кино для избранных», а неофициально – еще на два: «Кино для всех, кроме избранных» и «Кино неизвестно для кого» – вроде как на деревню девушке. Потом конкурс стал единым, но суть осталась: на фестивале опять сошлись фильмы всех четырех типов.

К первому разряду, вне сомнения, относится фильм Авдотьи Смирновой «Кококо» о двух случайно встретившихся в поезде и подружившихся женщинах – интеллигентной петербуржанке и простой провинциалке. Трудно представить себе нормального взрослого человека, которому бы не понравилась эта насыщенная социально-психологическими характеристиками, трагикомическими ситуациями и приметами нашего времени (вроде демонстрации в защиту Ходорковского) история о двух полярных представительницах одного народа, разыгранная двумя великолепными актрисами – Анной Михалковой и Яной Трояновой, в результате поделившими приз фестиваля за лучшую женскую роль.

Из той же категории – картина Виктора Шамирова «Со мною вот что происходит», действие которой занимает один предновогодний день, а героями являются два брата, москвич и провинциал в исполнении Гоши Куценко и самого Шамирова, и примкнувшая к ним соседская девочка (Саша Петрова), которую мать оставила без ключа от квартиры. Эта симпатичная лента явно претендует на прочное место в телевизионном эфире, аналогичное тому, что занимает рязановская «Ирония судьбы», с которой шамировскую ленту связывает название песни, выученной младшим братом к юбилею своего меломана-начальника.

Куда более узкая аудитория (несмотря на широкий замах) ожидает фильм Светланы Басковой «За Маркса», который его создатели предназначили сотням миллионов пролетариев всего мира, страдающих от капиталистической эксплуатации. Баскова широко известна в относительно небольшом кругу ценителей радикального андеграунда своими бескомпромиссными самодеятельными лентами вроде «Зеленого слоника» и «Пяти бутылок водки», которые невозможно показать по ТВ даже глухой ночью в силу их тотальной нецензурности. На сей раз Баскова сняла демонстративно стерильную картину о независимом рабочем профсоюзе, который противостоит и конформистскому профобъединению (ну совсем как Киносоюз и СК России), и показательно алчному владельцу завода (Владимир Епифанцев). Басковские пролетарии, которых играют непрофессиональные актеры, изъясняются на чистом русском языке, напрочь избавленном от великого и могучего русского мата, рассуждают о Годаре и являют собой воплощенную мечту современного Некрасова о том, что мужик когда-нибудь понесет из DVD-салона не «Пиратов Карибского моря», а Бунюэля с Бергманом и Кеном Лоучем. Судя по количеству восторженно-рекламных отзывов, новому фильму Басковой грозит участь культового, но совсем не в той пролетарской среде, к которой он номинально обращен, а в среде киноманов – что, впрочем, тоже неплохо.

Культовый статус, скорее всего, обретет и завершающий фильм дилогии Павла Костомарова и Александра Расторгуева о любви-нелюбви, который называется «Я тебя не люблю» и состоит из вымышленных авторами эпизодов, снятых на портативные камеры самими героями, исходя из своего видения пространства и своего места в нем. Значение этой дилогии в том, что она прокладывает для кино новый путь сотворчества создателей картин с их персонажами.

Для думающей и социально ориентированной публики предназначен «Конвой» Алексея Мизгирева – жесткая в отличие от мягкой шамировской ленты картина о путешествии трех военных – пойманного самовольщика и его сопровождающих – через современную и враждебную Москву. Мизгирев прямо говорит о том, что делает «неудобное кино», и бескомпромиссно сгущает краски, не давая зрителю продохнуть, но подводя его к финальному гуманистическому катарсису.

Не очень ясна судьба «Дочери» Александра Касаткина и Натальи Назаровой, где речь идет о серийных убийствах девушек, причем одной из жертв становится дочь местного священника, в роли которого снялся известный фотохудожник Владимир Мишуков, актер по образованию. «Дочь» – не триллер и не авторский фильм, а картина религиозно-идеологической направленности, подгоняющая реальность под идею, которая представляется авторам важной, а независимым зрителям – предвзятой. Но, может быть, эта лента вправе рассчитывать на некоторый интерес православной публики.

Совсем непонятно, к кому обращен фильм Нурбека Эгена «Пустой дом», повествующий о такой же пустой киргизской девице, которая в состоянии легкой беременности сбегает от мужа в Москву, а затем во Францию, чтобы родить и продать ребенка бездетной француженке. В этой картине множество бьющих в глаза несуразиц, которые делают ее крайне недостоверной и неприемлемой для продвинутой аудитории. Что же касается обычной публики, то ее оттолкнет героиня, без сочувствия к которой мало-мальски широкий успех фильма просто невозможен.

В более выгодную сторону от фильма Эгена отличается родственный ему фильм Павла Руминова «Я буду рядом», героиня которого – мать, узнавшая о своей смертельной болезни и решившая отдать любимого сына в другие руки. Сочувствие слезоточивых зрителей, и особенно зрительниц, в этом случае обеспечено темой и замечательной актрисой Марией Шалаевой. Но те, кто сохранил минимальную трезвость ума, не могут не задаться вопросами, на которые фильм не дает никакого ответа: почему несчастная мать даже не пытается оставить ребенка у родственников или многочисленных друзей, а с ходу начинает поиск среди совершенно незнакомых супружеских пар? То, что именно этой картине достался главный приз жюри, вызвало недоумение пополам с негодованием, а также несколько толкований происшедшего. Согласно первой версии, жюри, признавшее лучшей режиссуру Василия Сигарева в чрезвычайно мрачном фильме «Жить», по контрасту выбрало для Гран-при самую «позитивную» и асоциальную картину; согласно второй версии, судьи попросту сыграли в известную «жюрийскую» игру «Убей сильного», когда против каждого мало-мальски стоящего фильма насмерть встает один из жюриоров, а консенсус вызывают лишь посредственные картины. Так или иначе, опыт чисто режиссерского жюри, где, вопреки кинотавровской традиции, не было ни одного критического ума, оказался неудачным.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 июня 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: