Главная / Газета 7 Июня 2012 г. 00:00 / Культура

«Здесь все осталось так же, как при жизни поэта»

Председатель правления фонда создания музея Иосифа Бродского Михаил Мильчик

АНДРЕЙ МОРОЗОВ, Санкт-Петербург

На этой неделе исполнилось сорок лет, как Иосиф Бродский уехал из Советского Союза. Проводив поэта в аэропорт «Пулково» 4 июня 1972 года, его друг Михаил МИЛЬЧИК вернулся в коммунальную квартиру на Литейном проспекте, где остались жить родители поэта, и сделал несколько фотографий интерьера.

Михаил Мильчик и Иосиф Бродский.
Михаил Мильчик и Иосиф Бродский.
shadow
– Михаил Исаевич, неужели вы уже тогда думали о том, что здесь будет музей Бродского?

– Я руководствовался двумя мотивами. Первый, конечно, лирический. Человеческая память со временем многое путает, а фотография – это документ. Но был и второй мотив. Как реставратор я хорошо знаю, сколько трудностей бывает, когда нужно воссоздать интерьер, и я подумал, если через много лет станут организовывать музей Бродского, моим будущим коллегам не придется мучиться. Фотографии помогут.

– Когда мечта о музее стала осуществляться?

– Не прошло и тридцати лет, как в Петербурге появился фонд создания литературного музея Иосифа Бродского. Толчком к его основанию послужило письмо к тогдашнему губернатору Дмитрия Лихачева, Мстислава Ростроповича, Галины Вишневской, Михаила Пиотровского, Андрея Петрова и других видных деятелей культуры. Я стал председателем правления фонда. Благодаря одному крупному банку были выкуплены три комнаты из пяти – родителей и соседей. Для нас главное было – выкупить знаменитые полторы комнаты. Если помните, эссе Бродского о жизни в Ленинграде тоже называлось «Полторы комнаты». На покупку комнаты самого поэта деньги дала одна нефтяная компания. Но пока документы оформлялись, прошло пять месяцев. Когда хозяину комнаты предложили получить деньги, тот стал ссылаться на инфляцию, и фонду пришлось срочно искать еще миллион. Комната поэта в 19 кв. метров была выкуплена за 10 миллионов рублей!

– На сегодняшний день все комнаты уже в ведении вашего фонда?

– Нет, в одной комнате сегодня продолжает жить пожилая дама. За свою комнату она просит такие деньги, за которые в Петербурге можно купить квартиру в историческом центре или две трехкомнатные в новостройках. Но пока она отказалась от предложенных ей вариантов новых квартир.

– Так, может, все оставить как есть – музей в коммунальной квартире, да еще с живым «экспонатом»?

– Мы рассматривали такой вариант, но осуществить его невозможно. Для того чтобы квартира стала музеем, необходимо перевести ее из «жилой» в «нежилую». Так как там проживает человек, мы не можем этого сделать.

– У вас не было намерений сделать частный музей?

– Нет. После того как будет выкуплена последняя комната, мы хотели бы передать всю квартиру в дар городу. Но с условием, что в ней будет создан музей или филиал музея Ахматовой, так как Бродский был очень связан с ней. Да и территориально они находятся рядом. Концепция членов нашего фонда проста: сделать полифункциональный центр – мемориальный музей Бродского в «полуторах комнатах». А остальные площади отдать под экспозицию, посвященную неформальной культуре Ленинграда 1960–1980-х годов, современникам Бродского, а также признакам столь характерной для Ленинграда коммунальной квартиры. К счастью, со времени отъезда поэта в квартире не проводился ремонт, и даже на примере кухни можно легко показать быт коммунальных квартир – все осталось так же, как при жизни Бродского. Сохранилось много личных вещей поэта, а остальные детали обстановки можно легко собрать по антикварным магазинам.

– Можно ли сказать, что музей почти существует?

– Мы проводим в «полутора комнатах» фотовыставки, посвященные Бродскому, и просто выставки. Раз в месяц там собираются поклонники поэта на литературные вечера.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июня 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: