Главная / Газета 5 Июня 2012 г. 00:00 / Культура

«Наши провинциальные города существуют как будто в разных странах»

Актриса Ирина Пегова

ВИКТОР БОРЗЕНКО, Лысьва

В Лысьве Пермского края завершился фестиваль, который ежегодно проводит Театр наций. Коллективы из Рыбинска, Новошахтинска, Ельца, Сарова, Балакова и других малых городов России представили здесь свои лучшие спектакли. Одним из гостей форума был спектакль Табакерки «Рассказ о счастливой Москве». По окончании спектакля исполнительница главной роли Ирина ПЕГОВА ответила на вопросы «Новых Известий».

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Ирина, в малых городах театр является единственным местом досуга, а порой и «градообразующим предприятием». Выбравшись из шумной Москвы, вы почувствовали, что в Лысьве совершенно другая публика?

– Да, потому что с первых минут произошло какое-то волшебное единение со зрительным залом. Аплодисменты раздавались в тех местах спектакля, где в Москве они не всегда звучат. То есть публика другими глазами смотрит на нашу работу. И для актеров это очень важно, ведь спектакль идет не первый год и нужно время от времени себя подбадривать, чтобы не терялся азарт при выходе на сцену. Зрители в Лысьве этот азарт в нас вновь пробудили.

– Вы ведь и сами родились в маленьком городке Выкса и знаете, какую роль играет театр для жителей глубинки...

– Ко мне после нашего гостевого спектакля подходили ребята на улице и говорили: «Ирина, когда приезжает любой московский театр – для нас это как удар током. Просто раздвигаются рамки и идет поток свежего воздуха». И вот такая реакция мне действительно очень знакома. Приезд столичных артистов для жителей глубинки – это событие, которое запоминается на всю жизнь, а порой способно и вовсе перевернуть судьбу.

– У жителей глубинки есть и другое интересное качество. Здесь почти никто не слышал про белые ленточки, митинги оппозици, Болотную площадь и прочее...

– Да, люди совершенно в стороне от политики. Могу судить даже по своей родине, которая всего лишь в 400 км от Москвы. Но ни один человек там не знает, что проходят какие-то митинги. Телевизор я не смотрю – не знаю, передают ли о митингах в новостях. Но, судя по всему, говорят об этом очень скупо. Хорошо это или плохо – я не знаю. Поначалу ужасно раздражалась: дескать, вы оторваны от происходящего в столице! А потом поняла, что ничего страшного в этом нет. Москва – это абсолютно другая страна, и не надо навязывать всей России ее порядки и правила. Лысьва очень похожа на мой родной город и по менталитету, и по количеству жителей. Правда, разница в одном. Здесь градообразующее предприятие – завод – заглох, а в Выксе, наоборот, при Путине возродилось производство. В итоге в Лысьве загибающаяся провинция, а там поднимающаяся. Это я к тому, что и провинциальные города живут, как в разных странах.

– И тем не менее нельзя сказать, будто жители маленьких городов не замечают происходящего в стране. Вот и на вашем спектакле после фразы о том, что от участия в выборах ровным счетом ничего не изменится, – раздавались аплодисменты. А до выборов эта фраза не звучала так остро?

– Нет. Это тот случай, когда с годами в спектакле вдруг открывается новая сторона... А вообще, процесс этот непредсказуемый. Бывает, что спектакль становится другим буквально на один вечер, но потом вновь возвращается в привычные рамки. Никогда не забуду наших гастролей в Киеве со спектаклем «Женитьба Фигаро». Так получилось, что в начале второго акта в половине города вырубился свет. Табаков сказал: «Ну, делать нечего – расходимся по домам». Но поскольку второй акт уже начался и Безруков стоял в костюме Фигаро, то он ответил: «Нет, я не уйду отсюда, пока не решится мое дело». Какие начались овации! Тут же на сцену принесли множество свечей. И полтора часа мы играли спектакль при свечах. Это было потрясающе! Каждое слово обретало новый смысл. Зал ревел от восторга. Но самое смешное, что свет включился во время поклонов. И тут снова у публики была такая реакция, что пересказать невозможно.

– В этом сезоне Миндаугас Карбаускис выпустил свой первый спектакль на сцене Театра Маяковского «Таланты и поклонники». Причем в том, что он пригласит именно вас на главную роль, не оставалось сомнений, ведь за вами давно закрепилась слава актрисы Карбаускиса...

– На самом деле все не так. Разве что его актрисой я была на первом курсе, когда мы учились. Он занимал меня во всех своих отрывках. А потом мы перестали работать вместе. И все, что происходило, получалось по чистой случайности. Например, позвать меня на роль Сони в «Дядю Ваню» – это идея Табакова. Я удивилась, ведь в МХТ множество своих актрис, но Табаков объяснил свое решение, и Миндаугас его поддержал. Роль в спектакле «Рассказ о счастливой Москве» я тоже получила неожиданно. Это ведь не моя роль. Изначально ее репетировала Ирина Денисова. Но потом что-то не сложилось, и через полгода после начала работы пригласили меня. Я не играла и в рамтовских «Будденброках», хотя тоже ходили слухи, будто Карбаускис пригласит меня. Но не думаю, что эта идея понравилась бы в РАМТе. И уверена, что и сам Миндаугас не думал об этом – в РАМТе и без того много блестящих молодых актрис.

– А как с «Талантами и поклонниками» получилось?

– Совершенно неожиданно позвонил Миндаугас и сказал: «Ира, что ты делаешь в театре?» Я ему ответила, что очень занята. Но его это не остановило: «Ты понимаешь, я приступаю к новой работе, и мне нужна актриса на главную роль в «Талантах и поклонниках»... Потому что он едва только пришел в театр и хотел репетировать два состава. Приглашенная актриса, казалось ему, внесет новые краски в сложившийся актерский ансамбль. Но пока играю я одна, и получилось, что миф о том, что Пегова – актриса Карбаускиса, невольно подтвердился.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 июня 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: