Главная / Газета 23 Мая 2012 г. 00:00 / Культура

«Если дадут денег на бегемота, нам негде будет его поселить!»

Дрессировщик Юрий ДУРОВ

ВЕСТА БОРОВИКОВА

В этом году знаменитому «Уголку дедушки Дурова» исполнилось сто лет. Век тому назад великий цирковой артист и дрессировщик Владимир Леонидович Дуров после удачных гастролей на скопленный капитал приобрел особняк на тогдашней окраине Москвы, там, где начинались дачи… Дуров был проницательным человеком, гипнотизером и визионером и потому вовремя подарил свой театр революции, тем самым дав ему билет в новую жизнь. Сегодня «Уголок» по-прежнему радует детей своими спектаклями. Как это ни удивительно, но никаких поздравлений от Минкульта или департамента по культуре Москвы «Уголок» не получил. О сложных отношениях чиновников с детскими театрами и о том, чем живут детские театры, в которых «работают» звери, «НИ» рассказал худрук и главный режиссер театра Юрий ДУРОВ.

shadow
– Юрий Юрьевич, вы находитесь на переднем фронте «детского вопроса». Насколько серьезно подтверждаются лозунги нашего государства о том, что все нужно делать для детей и во имя детей?

– Если воспринимать всерьез, а иначе, наверное, невозможно, то все, что нам говорят власти о том, что все направлено на воспитание детей, должно подтверждаться государственной программой. Первое знакомство с прекрасным начинается у детей в детских театрах. Таких, как наш. Но проблемы культуры стоят для наших чиновников далеко не на первом месте. Спорт – иное дело. На профессиональный спорт выделяются сумасшедшие деньги. А единственный в мире подобный театр, которому сто лет, не вызывает желания ему помочь.

– Почему вы называете себя единственным в мире?

– Потому что это так. Цирковых дивертисментов много. Площадок, которые демонстрируют достижения в области дрессуры – много. А наша задача – не сложность трюков. У нас идут полноценные спектакли, для которых я пишу сценарии, рассчитанные именно на наших животных. Их нельзя поставить на другой сцене, как и мы не можем взять чужие сценарии. Животные так устроены, что они, например, могут выходить и уходить со сцены только в тот выход, к которому приучены. И таких деталей очень много. Чтобы написать сценарий, нужно знать досконально все особенности животных, на которых ты его пишешь. У нас так все взаимосвязано, что, если одна лисичка заболела, надо спектакль менять. А мы вместо того чтобы решать художественные задачи, решаем, как сделать так, чтобы у нас во время спектакля лампа не перегорела.

– На ваши спектакли довольно трудно достать билеты…

– Наше здание рассчитано на малое количество мест, у нас большой зал всего на 300 зрителей, что просто нелепо для такого города, как Москва. Здание давно уже нуждается в реконструкции. Нам очень нелегко здесь живется. Но когда мы обращаемся за помощью, мы не можем найти ни спонсоров, ни серьезной господдержки. Кому-то везет больше – им дают миллиарды. А нам дают по два-три миллиона, чтобы мы немного «навели марафет», а серьезных вложений нет. Хотя очевидно даже зрителю из зала, что сцена у нас маленькая, аппаратура вся устаревшая, и это совершенно не отвечает задачам столичного детского театра. Мы погрязли в письмах в инстанции, на которые даже не удосуживаются ответить.

– Содержание животных, видимо, тоже обходится недешево?

– На то, что касается содержания животных, и то, что мы называем «коммуналкой», средства выделяются. Звери всегда сыты. Они получают хорошее, качественное мясо. Но нам не хватает пространства. Вся загвоздка в том, что, если мы хотим развиваться, нужна еще одна площадка. Нужны новые исполнители для новых спектаклей. Их нужно покупать. По крайней мере на моей памяти не было случая, чтобы нам выделили деньги для того, чтобы мы приобрели редких дорогостоящих артистов. Таких, как морские львы или бегемоты. Бегемот у нас всего один, по имени Муха. Но даже если нам сегодня дадут денег на бегемота, мы его не купим – нам просто негде его будет поселить! Кроме дополнительных служебных помещений, нам необходим зал хотя бы на 500 мест. К нам же невозможно уже купить билеты, мы не рассчитаны на такой город, каким стала Москва. Даже было принято соответствующее решение правительством Москвы. Но воз и ныне там.

– Не так давно бастовала станция юннатов, у которой хотят забрать территорию под точечную застройку. Куклачев жаловался в интервью, что его театр кошек – тоже, кстати, единственный в мире, чиновникам не нужен. Боится, что после капремонта он не сможет вернуться в свой театр на Кутузовском – на него имеют виды. Зоопарк тоже регулярно выслушивает идею переселения из центра туда, куда не каждый ребенок доедет. Все потому, что земля в центре Москвы слишком дорога для того, чтобы отдать ее детям. Вам не предлагают сменить центр на предместье?

– Это довольно трудное предприятие будет – убрать с улицы Дурова его театр. Запереть нас в Южное Бутово, думаю, вряд ли возможно. Но если постараться… Вообще у нас прекрасное отношение к детям в стране. На словах. Это общая проблема, а не только частная – нашего театра. Вы помните старые русские детские фильмы? Они были прекрасно сняты, и играли в них хорошие артисты. Назовите мне хоть один детский фильм, снятый за последние 10 лет.

– Я могу много назвать. Но их никто, кроме кинокритиков, не видит.

– А те, которые видят все, созданы в Голливуде. Где новые детские книжки? Что, не стало детских писателей? Не думаю. Вот вам отрывок из моего детства. В новогодние каникулы я брал абонемент в соседнем кинотеатре и каждый день смотрел детский фильм. Где сейчас детские киносеансы? Как вообще проходят каникулы? Покажите мне спектакли для детей, поставленные не для саморекламы и не для того, чтобы нахапать денег, а именно для детей? Много таких? А у нас билеты от 350 рублей. Недорого для пары часов счастья.

– Как вы собираетесь праздновать юбилей?

– Премьерой с сюрпризом. Сюрприз заключается в том, чтобы восстановить аттракцион с железной дорогой, который не шел уже 50 лет. Это старый, забытый многими поколениями аттракцион, с которым Владимир Леонидович разъезжал по разным городам и который пользовался огромной любовью зрителей. Спустя полвека после того, как он был показан последний раз, мы решили его восстановить. На станции, которую мы хотим назвать Дурово или Дуровск, животные должны очень органично существовать до приезда вагона, затем непринужденно в него пройти и, увлекательно попрощавшись, уехать. И эта творческая задача не менее сложна, чем изготовление нового вагона и его проезд по нашей, весьма скромной по размерам сцене. Хотя, к слову, изготовить такой вагон тоже не просто. Старый пульмановский давно вышел из строя. Мы эту проблему решили своими силами, но остро стоит другая – нам нужна новая мышиная железная дорога. На этом спектакле выросло не одно поколение детей!

Опубликовано в номере «НИ» от 23 мая 2012 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Сто лет назад он был варягом, она - принцессою была


«Все горит огнем, но нет тепла...»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Василия Попова и Владимира Кострова

Станислав Садальский- об Алексее Петренко:«Не стало бриллианта нашего кино»


Не стало Алексея Петренко. Светлая память...

Сергей Снежкин, Павел Санаев и Юрий Кара поделилилсь своими чувствами об ушедшем друге

Были маленькими и лишними, а потом они полюбили...

Диляра Тасбулатова оценивает две кино-сенсации февраля - «Ла ла ленд» и «Патерсон»

Главный приз Берлинале получил фильм о красивой истории любви на скотобойне


«Как будто с партитурой горнею художник вымысел сроднил»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Олесю Николаеву и Юрия Зафесова

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: