Главная / Газета 23 Мая 2012 г. 00:00 / Культура

Ее жизнь в кино

В Москве прошел вечер памяти Людмилы Гурченко

ЕЛЕНА РЫЖОВА

В киноклубе «Эльдар» состоялся вечер «Мой друг Люся», посвященный скоропостижно скончавшейся в прошлом году актрисе Людмиле Гурченко. Близкие друзья Людмилы Марковны – Эльдар Рязанов, Петр Тодоровский, Александр Ширвиндт и Николай Фоменко – рассказали, какой актриса была вне съемочной площадки, а также о терниях, которые ей пришлось преодолеть на пути к вершине кинематографа.

Эльдар Рязанов отметил, что такие актрисы, как Людмила Гурченко, рождаются один раз в сто лет.<br>Фото: ИГОРЬ БЕРДЮГИН
Эльдар Рязанов отметил, что такие актрисы, как Людмила Гурченко, рождаются один раз в сто лет.
Фото: ИГОРЬ БЕРДЮГИН
shadow
Картина режиссера-дебютанта Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь», в которой снялась студентка Людмила Гурченко, вышла на советские экраны в 1956 году. Как рассказал Эльдар Александрович, «многие критики, не будучи оригинальными, написали примерно следующее: «На следующий день после премьеры «Карнавальной ночи» Гурченко и Рязанов проснулись знаменитыми». Правда, они не уточнили один важный нюанс – Гурченко и Рязанов проснулись все-таки в разных постелях». Режиссер отметил, что с этой картиной «было какое-то сумасшествие»: «Мы думали, так будет всегда. Но оказалось, это был уникальный успех, который, думаю, в такой степени не повторился больше ни разу». Сразу после «Карнавальной ночи» Эльдар Александрович приступил к съемкам «Девушки без адреса», поэтому, по его словам, он «не особо обращал внимание на всевозможные встречи и чествования»: «А у молоденькой девушки, приехавшей из провинциального Харькова, от неожиданно свалившейся на нее всесоюзной славы голова закружилась. Люся совершенно не была к этому готова». Еще меньше Гурченко была готова к тому, что с ней произошло после того, как отгремели первые овации, – ее начал вербовать КГБ. Как сказал Эльдар Рязанов, когда Людмила Марковна категорически отказалась доносить на своих коллег, началась «настоящая травля». Партийные художники без устали малевали карикатуры на Гурченко, она становилась героиней «разоблачительных» статей. А вызвавший ее к себе министр культуры СССР Николай Михайлов бросил такую фразу: «С лица земли сотрем! Имени такого не будет!» И вскоре такого имени действительно не стало. Больше десяти лет Людмилу Гурченко не приглашали сниматься крупные киностудии, не давали возможность выступать с концертами… В этот непростой период актриса снялась в картине Рязанова «Человек ниоткуда», однако фильм по идейным соображениям «завернули» и положили на полку. В следующий раз поработать вместе Эльдару Александровичу и Людмиле Марковне удалось лишь спустя четверть века – в 1982 году вышел фильм «Вокзал для двоих».

После многолетнего кинематографического затишья переломной в судьбе Людмилы Марковны, по словам Эльдара Рязанова, стала картина «Старые стены» Виктора Трегубовича. Через некоторое время Гурченко пригласил в свою картину «Двадцать дней без войны» и Алексей Герман. «Про Германа много разных шуток ходило, например, что он садист, – рассказал Эльдар Александрович. – Так, перед началом съемки сцены в вагоне он приказал выбить все стекла (а дело было зимой), чтобы все было как можно более натуралистично. Съемочная группа, хотя и «ненавидела» Германа, но шла к нему работать с огромным удовольствием. Однако когда во время съемок в Средней Азии верблюд харкнул и оплевал Германа с головы до ног, съемочная группа ликовала, не исключая Людмилу Марковну. Все были счастливы, что верблюд сообразил, на кого надо плевать». В фрагменте видеоинтервью, который показали в киноклубе «Эльдар», Алексей Герман рассказал, что «Людмила Марковна, не сердясь на меня, не могла сниматься. Поэтому я должен был сказать ей что-то неприятное, например, что она плохо выглядит. Она начинала меня ненавидеть, и в ней появлялся как бы второй план». Гурченко, в свою очередь, комментируя работу с режиссером, отметила: «Он даже не столько обижал меня, сколько приводил в некое смутное состояние, что я теряла себя. И найти себя новую там, в кадре, это и была та сложная задача, которую он ставил передо мной. Я ценю то, что вынесла из работы с ним, воспитала в себе какие-то новые черты».

Отдельно Эльдар Рязанов отметил работу Людмилы Гурченко в музыкальном кино: «Разного рода бенефисов было много, и их советская пропаганда часто ставила на Пасху, чтобы отвлечь верующих от церкви». «Значит, Марис Лиепа, Армен Джигарханян и я отвлекали народ от Пасхи, – парировал Александр Ширвиндт, выйдя на сцену. – Одна Люся там была нацменьшинством». Александр Анатольевич рассказал, что дружил с Людмилой Марковной больше 50 лет, «мы ни разу не поругались, потому что я все время ее слушался». Ширвиндт добавил, что «сыграл массу ее бывших и настоящих мужей на сцене, но у нас никогда не было романа. Мы часто об этом вспоминали, удивлялись друг другу. Поэтому, видимо, и дружили до конца». Николай Фоменко отметил, что «сегодня нет актрисы подобного формата», что Людмила Марковна – «божественный феномен».

Опубликовано в номере «НИ» от 23 мая 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: