Главная / Газета 12 Мая 2012 г. 00:00 / Культура

«С властью я никогда не заигрывала»

Лидер группы «Ночные Снайперы» Диана Арбенина

Елена РЫЖОВА

В апреле Диана Арбенина презентовала свою новую, третью по счету, книгу «Аутодафе». В сборник, иллюстрации к которому выполнила питерская художница Виолетта Суровцева, вошли тексты песен и стихи Дианы разных лет, а также литературная версия моноспектакля «Мотофозо», сыгранного ею в канун своего 35-летия в МХТ имени Чехова. О том, почему в России нет рок-н-ролла и зачем она хотела бы изучить украинский фольклор, Диана АРБЕНИНА рассказала «Новым Известиям».

shadow
– Диана, в книге «Аутодафе» вы как творческая личность раскрываетесь с другой стороны?

– Я проделала большую работу, собрав в этой книге песни и «антипесни», написанные в разные годы, но раньше не издававшиеся. Понимаете, есть дилемма – либо делать, либо нет. Но если решаешь делать, то нужно отдавать все. Поэтому книга «Аутодафе» – публичное самосожжение в контексте падающих за тобой мостов и закрывающихся навсегда дверей. На мой взгляд, именно это позволяет либо нырять на дно, либо возрождаться. Я, разумеется, надеюсь на возрождение. И, как показывает время, новые песни действительно рождаются. Кстати, в сентябре у нас выйдет новый альбом, тексты которого тоже вошли в эту книгу. Эта пластинка будет совершенно другой, нежели, например, «Армия2009». Менее вольготной с точки зрения музыкальной составляющей, но более жесткой и по музыке, и по текстам.

– У вас довольно плотный гастрольный график. Кто во время ваших отъездов остается с вашими малышами?

– Близкие, по-настоящему преданные мне люди. Артему и Марте уже два года и три месяца, поэтому иногда я все-таки беру их в не очень дальние поездки. Но в будущем, когда они еще немного подрастут, планирую возить их с собой постоянно, без них я чувствую себя неполноценно. Сейчас, в два года с небольшим, они впервые ощущают себя взрослыми. Поэтому все делают сами, протестуют против всего и, конечно, нужно много терпения, чтобы с ними общаться, чтобы их воспитывать. Но это один из самых интересных периодов…

– Рождение детей нашло какое-то отражение в вашем творчестве?

– Да. Я написала песни, которых никогда не было бы, если бы не дети. И в целом, что важно, стала более ответственной. Если бы у меня не родились дети, рискну сказать, что я сейчас здесь не сидела бы. Все шло уже совсем не так, как хотелось. Их появление меня оставило в жизни.

– Артем и Марта, наверное, совсем разные, несмотря на то что двойняшки как-то по-особому связаны…

– Знаете, они две части меня, которые совершенно не пересекаются в частностях, но абсолютно едины в целом. И они, сейчас во всяком случае, друг в друга как бы «перетекают». Условно говоря: сегодня Марта капризничает, а Артем покладистый, а на следующий день – наоборот. И такой «взаимообмен» у них постоянно происходит.

– В одном из интервью вы сказали, что в России нет рок-н-ролла. Почему?

– Современному российскому обществу все больше и больше предлагаются упрощенные жанры. Я понимаю, для чего это делается, – чем дешевле форма, тем больше людей «хавает». Поэтому рок-н-ролл в телевизоре и на радио намеренно кастрирован. Радиостанции почему-то боятся, например, «тяжелых» гитар или глубоких текстов. Это, конечно, меня удручало одно время. Но потом я перестала волноваться по этому поводу, поскольку происходящее на поверхности отнюдь не говорит о том, что не осталось музыкантов, которые остаются настоящими рок-н-ролльными людьми. Они есть, я знаю таких, но им крайне сложно прорваться, чтобы стать известными. Их не хотят показывать по телевизору, их нет на радио. Но это отнюдь не означает, что их не слушают люди, настоящие люди в настоящей –не пластмассовой стране, – которая демонстрируется «по ящику».

– Кстати, как вы восприняли скандальное выступление Pussy Riot?

– На мой взгляд, выступление этих девушек стало неким выстрелом, который имел резонанс с обеих сторон – и со стороны общества, и со стороны церкви, разумеется. Согласитесь, что это очень смелый, отчаянный, непонятный, где-то безответственный поступок. Но значит, у них просто не было другого выхода, другого способа «докричаться», что-то их к этому подтолкнуло. А церковь, в свою очередь, на мой взгляд, оказалась не так милосердна, как хотелось бы. Поэтому, с одной стороны, мы видим просто беспрецедентную наглость, а с другой – отсутствие сочувствия и желания понять и простить от тех служителей веры, которые как раз призваны быть милосердными и наставлять людей на путь истинный.

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow – Как считаете, их призыв был услышан?

– Те, кто хотел, услышали, конечно. Но думаю, церковь сделает все возможное, чтобы представить их просто сумасшедшими идиотками.

– На ваш взгляд, музыканты, выражая свою гражданскую позицию, должны выходить на митинги или все-таки делать это через творчество?

– Если ты не спекулянт и тебя действительно трогает происходящее вокруг – молчать нельзя. Это гражданское право каждого человека. Чем более демократично общество, тем больше в этом обществе свобод – любых свобод. И здорово, когда общество так активно, как это было у нас, например зимой. Значит, людям не все равно. Значит, в России живут нормальные люди, которых волнует то, что происходит с ними и вокруг них. И на мой взгляд, народ должен быть именно таким – неравнодушным.

– После того как вы выступили на концерте, посвященном инаугурации Дмитрия Медведева, на вас обрушился шквал критики. А сейчас вы каким-то образом сотрудничаете с властью?

– Я не намерена оправдываться. С властью я никогда не заигрывала. В день инаугурации Медведева были своеобразная эйфория и ощущение, что все будет по-другому, что к власти пришел политик, поставивший перед собой цель сделать страну демократической. Поэтому я была на Красной площади в тот вечер, и не жалею об этом.

– Вы довольно много времени проводите в Киеве, будучи музыкальным тренером в шоу «Голос страны». Олег Скрипка в интервью нашей газете рассказал, что на Украине постепенно идет вытеснение национальной культуры, что происходит засилье русского – кино, музыки, литературы. Вы это чувствуете?

– Я этого не чувствую абсолютно. Но с другой стороны, я не могу находиться внутри различных культурных процессов, происходящих на Украине так, как находится Олег. На мой взгляд, наоборот, это единственная славянская республика, которая имеет свою самостийность, незалежность, в которой люди разговаривают именно на украинском языке, пусть и не в подавляющем большинстве. Украинцы любят свой язык, у них много песен как раз на национальном языке. Я могу судить по тому, как они относятся ко мне. Я проехала всю Украину, и Западную в том числе. И если публика видит, что ты интересуешься их культурой, языком, то тебя принимают раз и навсегда. У меня были потрясающие концерты во Львове, в Ровно, в Ивано-Франковске. Я абсолютно не почувствовала какого-то «вытеснения» национальной культуры. К тому же там верховодит группа номер один – «Океан Эльзы», которая очень четко стоит у руля украинской и только украинской культуры, а ни в коем случае не русской.

– У вас есть песни на украинском?

– Да, я написала песню «Тримай мене». Причем не одна, а вместе с украинским автором Ликой Бугаевой и одним моим другом-украинцем, который уже давно живет в Москве. Еще я очень люблю петь «Чарiвну скрипку». Потрясающе певучий язык. Было бы время, занялась бы изучением украинского фольклора.

– Вы не планируете продолжать театральные эксперименты, как это было в спектакле Нины Чусовой «Мотофозо»?

– Мне бы очень хотелось, но нет времени ни на что – мне крайне сложно отрываться от детей, поскольку ничего важнее их в принципе нет и быть не может. Мне кажется, мать не должна себя делить, а у меня получается, что я себя делю. Но я хочу посоветовать посмотреть «Анархию» Гарика Сукачева в «Современнике». На мой взгляд, это один из самых честных трудов о том, как живут рок-музыканты. Его стоит посмотреть, в том числе и людям, которые уже поют, и тем, которые хотят петь в этом жанре.

– И вас не смутило обилие мата?

– Там очень четкие, правдивые и непридуманные диалоги – так люди и общаются, просто кому-то это может быть не известно, а кто-то кривит душой, изображая мир рок-н-ролла лубочно-интеллигентным. Это абсолютно не так. Рок-н-ролл – это не стиль музыки, это стиль и смысл жизни, кровавый и предельно жестокий. Потому что одно дело на «Нашествии» послушать пару песен, а другое – по гримеркам пройтись, когда тебя никто не видит. Вы услышите именно такие тексты. Я преклоняюсь после этого перед Сукачевым. Потому что горше и правдивее спектакля о себе самой я не видела. Он мне просто и наглядно показал, как я уже девятнадцать лет живу в состоянии невозвращения, и обратной дороги нет. Мне кажется, это огромный подвиг – вот так оголить себя…

Опубликовано в номере «НИ» от 12 мая 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: