Главная / Газета 19 Апреля 2012 г. 00:00 / Культура

Настоящее «Счастье»

Спектакли для детей стали ставить как для взрослых, только еще лучше

СВЕТЛАНА ПОЛЯКОВА

Детские спектакли олицетворяют едва ли не главный прорыв в театральной жизни страны в последнее время. Долгие годы ставящиеся по остаточному принципу – случайными режиссерами с незанятыми во взрослом репертуаре актерами, с бедным реквизитом, – сейчас они зачастую становятся чуть ли не главным украшением «взрослых» сцен. Об этом свидетельствуют и итоги «Золотой маски». В этом сезоне лауреатами премии стали спектакль Александринки «Счастье» – в номинациях «Спектакль большой формы» и «Работа художника» и постановка «Вероятно, чаепитие состоится» в номинации «Лучший кукольный спектакль».

«Мультяшные» костюмы символизируют масштаб личности главных героев спектакля «Счастье».<br>Фото: GOLDENMASK.RU/ВИКТОР СЕНЦОВ
«Мультяшные» костюмы символизируют масштаб личности главных героев спектакля «Счастье».
Фото: GOLDENMASK.RU/ВИКТОР СЕНЦОВ
shadow
Чадолюбивый режиссер Андрей Могучий решился честно и внятно поговорить с малыми детьми о самом главном, о чем даже взрослым страшновато подумать – о рождении, о смерти, об ответственности за чужую жизнь. Вместе с Константином Филипповым он написал концептуально новый сценарий на мотив «Синей птицы» Метерлинка, отказавшись даже от сказочной музыки Ильи Саца (новое музыкальное оформление доверил Александру Маноцкову). А Александр Шишкин, придумал мультяшные оболочки для актеров, а также по ту- и по эту-сторонние миры, в которых пришлось попутешествовать их персонажам.

Вместо ожидаемого праздника в канун Нового года, Тильтиль (Павел Юринов) и Митиль (Янина Лакоба) совсем лишаются внимания взрослых – их маму увозят в роддом, и папа (Сергей Паршин) уезжает вместе с ней. Митиль, исполненная детского максимализма, во власти обиды и ревности категорически отказывается иметь какого-то там братика – и вдруг ее нелюбовь к родному человечку становится угрозой для жизни самой мамы, отдавшей свою Синюю птицу (душу) неродившемуся по желанию Митиль существу. Раскаяние детей столь сильно, что они в своих синхронных снах отправляются в нелегкое для детского сознания путешествие. Сначала – в мир предков, где живут их прабабушки, одетые в то же платьице горошек, которое папа захватил для мамы, находящейся в реанимации. А потом в царство Ночи – Смерти, которой предлагают все свои земные сокровища (от наклеек до туфель). Но только готовность детей отдать своих Птиц в обмен на мамину заставляет Царицу Ночи вернуть мамину Птицу – и детям даже удается побывать на «Фабрике подготовки детей к рождению», познакомиться с новым братиком и психологически подготовить его к появлению на этот свет.

Действо насыщено героями: реактивный, как тинейджер, дед (Николай Мартон), незадачливые пацаны-бульдоги Тобик с Бобиком (Андрей Шимко и Виталий Коваленко), вездесущая кошка-акробатка, тандем дедов-морозов плюс картонная снегурочка, Фрёкен Свет – соседка сверху, откуда она спускается на горных лыжах, целый сонм душ забытых вещей и музыкальных инструментов в исполнении корифеев театра старшего поколения, двусторонние – с фотографией самих себя во весь рост на спине – санитары… И перенасыщено мелкими приключениями, параллельными сюжетами, а также пробуксовывающими, с точки зрения драматургии, репликами. Порой это очень похоже на то, как дети рассказывают друг другу истории, сочиняя их на ходу. Но затрудненность слежения за сюжетными перипетиями компенсируется визуальным рядом – главным для детского восприятия. Александр Шишкин смешал все возможные техники в декорациях, а костюмы главных героев сделал просто механизмами для определения масштаба личности персонажей – беря на себя груз ответственности за чужую жизнь, дети становятся великанами. Старшие, чья взрослость подчеркнута вначале ходулями и монументальных размеров одеждами, по ходу действия сравняются ростом с морально повзрослевшими детьми. А давно умершие прабабушки не привидениями являются потомкам, а лихо разъезжают на хитроумных креслах-колясках, количеством механических прибамбасов не уступающих арт-объектам из реквизита театра АХЕ. Миры Шишкина – анимационные, механические, «детско-рисунчатые», пластилиновые – буквально «всасывают» внимание детей и взрослых, превращая душеспасительный спектакль в настоящий праздник для души.

Среди малоформатных кукольных представлений для детей, номинированных в этом году на «Маску», пожалуй, со «Счастьем» может сравниться по степени включенности маленьких зрителей только один спектакль. Петербургский театр-студия Karlsson Haus показал постановку «Вероятно, чаепитие состоится». В отличие от «Счастья», здесь вроде нет темы для серьезных разговоров, ведь Льюис Кэрролл сочинил «Алису», по которой поставлен спектакль, в ответ на просьбу дочери своего друга – сочинить как можно больше глупостей. Создатели спектакля сотворили для «Чаепития» чудо стол-трансформер, клетчатая скатерть которого таит немыслимое количество прорезей, секретиков и гнездышек для внезапно вырастающих на пустом месте декораций. Из взрослых на этом застолье присутствует Мартовский заяц, Шляпник и Экономка, которые приглашают присутствующих малышей присесть полукругом у огромного, слегка наклоненного к зрителю стола, – прямо на разбросанные по полу подушки, вышитые в старом добром английском стиле. И, демонстрируя калейдоскоп бумажно-картонных превращений в полуметре от изумленных детских глаз, вся эта компания кэрролловских персонажей умудряется провести занимательный урок английского, экзамен на знание творчества Кэрролла, и научить готовить шоколадные маффины. Мир чудесной сказки, созданный без особенных технических ухищрений, с использованием как бы традиционных книжных иллюстраций к «Алисе», оказался для детей настолько реальным, что никто не удивился, когда барышни в чепцах принесли в корзинках настоящий чай с конфетами, – и обещанное чаепитие состоялось прямо на волшебном столе!

Опубликовано в номере «НИ» от 19 апреля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: