Главная / Газета 28 Марта 2012 г. 00:00 / Культура

Профессия – репортер

Ищите женщину, чтобы преуспеть

ВИКТОР МАТИЗЕН

В прокат выходит «Милый друг» – экранизация известнейшего романа Ги де Мопассана, выполненная британским режиссером Декланом Доннеланом. Посмотрев фильм, кинообозреватель «НИ» пришел к выводу, что его постановщик напрасно принизил героя-репортера и не воспользовался случаем выпустить ценное экранное пособие по современной журналистике.

Звездный дуэт «Милого друга» – Роберт Паттинсон и Ума Турман.
Звездный дуэт «Милого друга» – Роберт Паттинсон и Ума Турман.
shadow
Сын мелкого лавочника Жорж Дюруа, демобилизовавшийся колониальный стрелок, делается хроникером влиятельной парижской газеты, дорастает до заведующего отделом политики, а затем становится миллионером и без пяти минут министром иностранных дел. Карьера простолюдина в сословном обществе, провинциала в столице, бедняка в среде богачей – знаковый сюжет европейской литературы, зародившийся внутри «плутовского романа», углубленный реалистами XIX–ХХ веков и многократно адаптированный кинематографом, в том числе российским («Красное и черное» в интерпретации Сергея Герасимова и «Мордашка» Андрея Разумовского по оригинальному сценарию Александра Буравского).

Оно и понятно – тема эта актуальна для любого общества, где успех стал едва ли не главной жизненной ценностью, технике преуспеяния обучают на многочисленных тренингах, а сногсшибательные карьеры у всех на виду. Впрочем, не менее любопытно то, как трактуются современными кинематографистами старые книги. «Звездный» фильм Доннелана по сценарию Рейчел Бенетт, в котором играют Роберт Паттинсон, Ума Турман, Кристин Скотт-Томас и Кристина Риччи, в этом отношении вполне показателен. Как многие другие экранизаторы, Бенетт и Доннелан более или менее сносно воспроизводят физические действия и разговоры, но ничего не могут поделать с собственно литературной частью мопассановского повествования – с авторской речью, насыщенной характеристиками персонажей и спрессованными описаниями того, что для перевода на аудиовизуальный язык требует от сценариста и режиссера виртуозного владения своим искусством.

«Из него вышел замечательный репортер, который мог ручаться за точность своей информации, изворотливый, сообразительный, расторопный, настоящий клад для газеты, как отзывался о нем разбиравшийся в сотрудниках старик Вальтер», – говорит Мопассан о «милом друге», отдавая должное его профессиональным способностям. Для театрального режиссера Доннелана перенести эту сжатую характеристику на экран так же нереально, как перевести китайские иероглифы, и он попросту оставляет ее без внимания. Результат превосходит все ожидания – героем фильма оказывается не смышленый молодой человек с хорошо подвешенным языком, а смазливое ничтожество вроде автослесаря Гены из «Мордашки», вместо обаятельной внешности Дмитрия Харатьяна имеющее мрачную наружность Роберта Паттинсона.

К тому же нетрудно понять, что такое «прочтение» книги не может не приводить к нелепостям. Вот Жорж приходит к жене своего приятеля с просьбой помочь ему написать первую статью под названием «Воспоминания африканского стрелка», и та, ничего не знающая о его личном опыте, с ходу диктует ему готовый текст (!). Между тем у Мопассана, не понаслышке знавшего журналистское дело, все продумано – Мадлен говорит Дюруа: «Соус я берусь приготовить, но мне необходимо само блюдо», после чего просит рассказать о службе в Алжире, подбирает для рассказа литературную форму в виде письма парижскому другу и лишь тогда принимается за диктовку, попутно давая своему протеже урок профессии.

Конечно, на мелкие сценарно-режиссерские ляпы не стоило бы обращать внимание, если бы они не обрушивали всю конструкцию картины. Кто лишен репортерских качеств, тот не станет газетным хроникером; кто не разбирается в политике, не составит политическую полосу; кто не общителен и не владеет даром вести беседу, не добьется успеха ни в салоне, ни у женщин – в особенности парижанок, каким бы красавцем он ни был.

Сходным образом, кстати, испортил свою экранизацию «Красного и черного» Сергей Герасимов. Знаменитый советский режиссер проигнорировал описанные Стендалем психофизические особенности героя и сделал хрупкого Жюльена, который был скопирован с молодого Бонапарта, здоровенным самоуверенным малым. Пылкий любовник и свободомыслящий честолюбец был подменен лакеем, использующим женщин для мелкой выгоды. Что самое любопытное, при этом Сергей Аполлинарьевич клялся в верности первоисточнику и не замечал несуразиц, связанных с тем, что диалоги героев стали вопиюще противоречить их отношениям, а обращение: «Мой маленький Жюльен» начисто лишилось смысла.

Возвращаясь к британскому «Милому другу», стоит подчеркнуть различие между мопассановским и доннелановским героями. Первый из них, как ни оценивай его моральный уровень, всего добился сам, используя любовниц как подспорье. Герой Доннелана пролезает наверх благодаря недоразумению создателей фильма. Без их невольной поддержки он остался бы заурядным альфонсом, содержанкой с мужскими половыми признаками, которого кормят, одевают и дают деньги на карманные расходы, – то есть лицом, не представляющим никакого общественного интереса. А так стал фикцией, которая непригодна ни для привлекательного, ни для отталкивающего примера, ни для осмысления социального явления.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 марта 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: