Главная / Газета 13 Марта 2012 г. 00:00 / Культура

Тайные файлы

Кто владеет информацией, тот владеет людьми

ВИКТОР МАТИЗЕН

Создатель и почти полувековой глава ФБР Эдгар Гувер (1895–1972), которого опасались даже президенты США, – один из самых непроницаемых персонажей американской истории. Экранную биографию этой примечательной личности снял патриарх Голливуда Клинт Иствуд, проработавший в кино больше времени, чем его герой в Бюро расследований.

Леонардо ДиКаприо сыграл главу ФБР.<br>КАДР ИЗ ФИЛЬМА «ДЖ. ЭДГАР»
Леонардо ДиКаприо сыграл главу ФБР.
КАДР ИЗ ФИЛЬМА «ДЖ. ЭДГАР»
shadow
«Байопики» нынче вышли то ли из моды, то ли из границ понимания кинематографистов и публики. «Несколько эпизодов из жизни Н.Н.» – наиболее часто встречающийся шаблон современного квазибиографического фильма. Однако Иствуд и сценарист Дастин Лэнс Блэк, проследившие весь жизненный путь Гувера – с конца 10-х до начала 70-х годов ХХ века – и пригласившие на главную роль Леонардо ДиКаприо, не прогадали: при бюджете 35 млн. долларов картина уже собрала около 80 млн. и продолжает свой путь по экранам мира.

В фильме «Дж. Эдгар» соединяются два повествования: условно-автобиографическое, иллюстрирующее то, что герой диктует своему литературному «негру» из ФБР (иронически именуемому «агент Смит»), и безлично-авторское, в котором показываются те моменты жизни Гувера, которые он предпочел бы оставить в тени. Можно сказать, что Блэк с Иствудом выложили на экран компромат, касающийся в основном личной жизни директора ФБР – такой же, какой он сам собирал на известных американцев и держал в засекреченных папках, чье содержимое беспокоило многих, знавших за собой тайные грешки.

Если верить этой биографии, Джон Эдгар был латентным геем, подавлявшим свое влечение к мужчинам – главным образом, к своему многолетнему другу и заместителю Клайду Полсону (сравнение с Холмсом и Ватсоном напрашивается, но сильно хромает). При этом из фильма явствует, что сексуальная ориентация (она же дезориентация) Гувера не была врожденной, а возникла по «фрейдовской» схеме – из-за того, что отца ему заменила авторитарная мать, с которой он прожил более сорока лет. Разумеется, в самой картине никто ничего подобного не высказывает (Иствуд, в отличие от Хичкока, не любит психоаналитических пояснений), но в ней – что бывает нечасто – отражена целостность человеческой личности, позволяющая делать мотивированные выводы.

Приобретенная скрытность характера в некоторой мере предопределила характер самой деятельности героя: в других его интересовало то скрытое, что он держал в себе. Она же сделала его яростным антикоммунистом – ничто не могло быть более противно гуверовской натуре, чем мысль о том, что при коммунистическом режиме его «прайвэси» (частная жизнь и частная собственность) станет всеобщим достоянием. Вместе с тем – и это не случайно – гуверовская практика массовой слежки и составления досье на «подозрительных» лиц имела много общего с практикой коммунистов в тех странах, где им удавалось захватить власть. Дело в том, что Гувер так же, как и большинство его врагов-коммунистов, не понимал и в принципе не мог понять, что в США не было почвы, из которой могла бы вырасти серьезная коммунистическая угроза. Но так же, как и они, полагал, что власть достигается и укрепляется посредством манипулирования информацией.

Борьба ФБР с левыми элементами действительно схожа с охотой на ведьм. Иствуду даже нет нужды останавливаться на связи между Гувером и приснопамятным сенатором Джозефом Маккарти – и без того ясно, что черный список из 205 фамилий, приведший к формированию комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, сенатор получил от ФБР с ведома его бессменного директора. Вполне достаточно сюжета с Мартином Лютером Кингом, которого Дж.Эдгар считал «самым опасным негром в США» и пытался шантажировать данными прослушки и «проглядки» в надежде принудить к отказу от Нобелевской премии мира. И конечно, центральной сцены 22 ноября 1963 года, когда Гувер звонит другому своему либеральному недругу – министру юстиции Роберту Кеннеди, чтобы выговорить два слова: «Президент убит», и повесить трубку. Непростые взаимоотношения героя фильма с американскими президентами подчеркнуты и в финале картины, когда Никсон, узнав о смерти директора ФБР, сперва произносит в его адрес непристойное ругательство и только после этого выдает официальную эпиталаму «великому американцу».

Опубликовано в номере «НИ» от 13 марта 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: