Главная / Газета 13 Февраля 2012 г. 00:00 / Культура

Композитор Владимир Дашкевич

«В отечественном кинематографе установился продюсерский диктат»

На одном из последних заседаний Совета по кинематографии было предложено снизить авторские отчисления композиторам с 3 % до 0,2 %. «Для российского кинематографа пишут музыку композиторы мирового класса, – сказал Владимир Дашкевич «НИ». – Достаточно назвать имена Эдуарда Артемьева, Геннадия Гладкова или Алексея Рыбникова. Но в последнее время на отечественных кинокомпозиторов идет мощная атака со стороны некоторых продюсеров». «Новые Известия» предоставили слово композитору Владимиру ДАШКЕВИЧУ, который поделился своими размышлениями о том, как эта инициатива отразится лично на кинокомпозиторах и на отечественном кинематографе в целом.

Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
shadow
– В интервью порталу Filmpro, которое было опубликовано 11 ноября 2011 года, продюсер и руководитель кинокомпании «СТВ» Сергей Сельянов сказал примерно следующее: зритель, не хочешь ходить на российские фильмы – не ходи. Мы все равно будем делать кино. Подобная позиция г-на Сельянова убедительно подкрепляется цифрами провала нашего кино. В 2009 году отечественные киноленты собрали в прокате 176 млн. долларов, в 2010-м – 154 млн., а в 2011-м – около 100 млн.

Тем не менее на очередном заседании совета по кинематографии под председательством Владимира Путина, которое прошло 21 ноября 2011 года, г-н Сельянов провел мощную атаку на авторские отчисления для кинокомпозиторов. Он заявил, что, дескать, мы не должны платить деньги неизвестно кому, что для бизнесмена нет ничего хуже этого. «Неизвестно кто» – это, наверное, недавно ушедшие от нас Таривердиев, Петров, Шварц… Он предложил положенные композиторам отчисления сократить в 15 раз – с трех процентов до двух десятых. Фактически это означает, что авторские отчисления для композиторов от кино будут просто закрыты. Возникает вполне резонный вопрос: почему Сельянов, продюсер, лоббирует интересы прокатчиков?

Что касается этих 3-х процентных отчислений. Каждый кинотеатр, в котором идет отечественный фильм, должен из кассового сбора отсылать композиторам 3 %. На гильдии кинокомпозиторов выяснилось, что никто из нас этих денег не получал. Фильмов, для которых мы пишем музыку, не так много, и не так трудно это проверить. Где-то на пути от кинотеатра до РАО они бесследно испаряются. Между прочим, об этом точно должны знать продюсеры и прокатчики. Почему у них не спросят, куда деваются отчисления, о которых идет речь? Почему они никогда не доходят до композиторов?

На мой взгляд, Владимир Путин, как председатель совета по кинематографии, должен, прежде всего, самоустраниться от решения подобных вопросов кулуарным путем и вести разговор в составе совета по кинематографу, в который входят действительно уважаемые и авторитетные люди. Кинокомпозиторы хотели бы встретиться с премьер-министром, чтобы изложить ему свою позицию и опровергнуть многое из того, что говорили продюсеры.

Даже по тем фильмам, которые нам, как академикам «Ники» и «Золотого орла», приходится смотреть, видно, что бюджет на музыку в отечественных картинах крайне низкий. Во всем мире, в том числе и в Америке, на которую постоянно ссылается г-н Сельянов, минимальные затраты на музыку от бюджета картины составляют 5–8 процентов. У нас же эти затраты редко превышают один процент. Все больше продюсеры приглашают в кино, и особенно в сериалы, непрофессионалов, которые делают музыку на секвенсоре. И этот мусор, который раньше выкинули бы на помойку, сейчас заполняет экраны телевизоров и отечественный кинематограф. Как профессионал могу сказать точно: кинозритель, сам того не осознавая, четко реагирует на звук. Почему в Америке практически не снимают фильмы с использованием синтезаторов, секвенсоров, компьютеров и т.д.? Потому что это звук дешевого кино. Для создания киномузыки американские продюсеры используют огромные составы симфонических оркестров. У нас же все наоборот: большинство наших фильмов, которые вышли в прокат за последние несколько лет, – это фильмы, идущие под очень плохо сделанную музыку. Реагируя на нее, зритель сразу понимает, что его объегорили, что на это кино не стоит ходить. Наши продюсеры не представляют, насколько правы их голливудские коллеги, которые говорят, что 30% успеха фильма – это успех музыки.

Часто на интернет-форумах люди пишут о том, что им хочется смотреть фильмы, где было бы больше музыки, чистоты, поэзии. А не только блокбастеры, которые наши режиссеры все равно не сделают так, как американцы. Когда мы смотрим американское кино, мы получаем то, чего ждем. Оно достаточно агрессивное, напористое, в нем есть дух своего народа. И мы готовы это принимать. Так же, как европейское или индийское кино. Но русское кино должно сохранять свою ментальность, иначе его никогда не примут. Сила русского искусства в том, что оно может вобрать в себя что угодно, но в итоге все равно рождает свой – особенный – продукт.

Нельзя жить одним днем. Да, сегодня в нашем прокате действительно превалирует американское кино, но так получилось не потому, что отечественный кинематограф слаб, а потому, что в нем установился продюсерский диктат. Напомню, в 90-е годы русский театр был на грани провала – люди перестали ходить на современные постановки. Но у театра очень сильная обратная связь со зрителем – он быстро сориентировался и сейчас достиг того, что на многие хорошие спектакли просто не попасть. К сожалению, русский кинематограф реагирует на ситуацию словами г-на Сельянова: «Не хочешь – не ходи! Мы все равно будем делать кино». Но снимать кино г-н Сельянов будет на деньги налогоплательщиков, которых он только что «выгнал» из кинозала.

«Новые Известия» также готовы предоставить слово Сергею Сельянову.
ВИДЕО

Для просмотра необходимо установить Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

4мин. 57сек.



Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: