Главная / Газета 1 Февраля 2012 г. 00:00 / Культура

За кадром

Лукавые отчеты об успешном прокате наших фильмов скрывают неэффективность бюджетной поддержки кино

ВИКТОР МАТИЗЕН, ЕЛЕНА СЕВЕРЬЯНОВА

На минувшей неделе представители Фонда кино и ведущих кинокомпаний подвели итоги господдержки российского кино в 2011 году. По словам этих киноэкспертов, отечественные фильмы, вышедшие в прокат в минувшем году, в совокупности собрали 5,6 млрд. рублей. Если верить этой информации, российскому кино впервые за пять лет удалось продвинуться в сторону большей окупаемости в прокате. Однако интересно, что статистика, которой изобилует отчетность, была составлена с января по декабрь 2011 года с захватом новогодних праздников (а это уже начало 2012), а не с декабря по декабрь, как принято во всем киномире. Из этого следует, что данные за год явно преувеличены, а значит и поводов для оптимизма гораздо меньше, чем хотят продемонстрировать представители Фонда кино.

Не всегда большой бюджет фильма гарантирует высокие кассовые сборы.
Не всегда большой бюджет фильма гарантирует высокие кассовые сборы.
shadow
Олег Иванов, генеральный директор независимой исследовательской компании Movie Research, сообщил, что за 10 месяцев прошлого года «наше кино по доле посещаемости кинотеатров и кассового сбора оказалось на уровне ниже 10%. Это был самый низкий результат за последние пять лет». Однако повысить этот неблаговидный показатель удалось благодаря удачно выступившим с 1 декабря 2011 по 9 января четырем картинам – «Высоцкий. Спасибо, что живой», «Елки-2», «Смешарики. Начало» и «Иван-царевич и Серый волк» (они в совокупности собрали 43% общей кассы).

Как отмечалось в ходе пресс-конференции, посвященной итогам господдержки российского кино, в минувшем году отечественная киноиндустрия выпустила рекордное число успешных фильмов – восемь, причем четыре из них (перечисленных выше) были произведены на выделенные Фондом кино деньги. Согласно принятой условной методике, фильм попадает в категорию «удачников» в том случае, если его сборы более чем в 2,5 раза превышают производственный бюджет. Однако при этом не учитываются расходы на рекламу, а размеры производственного бюджета, как сказал «НИ» Олег Иванов, «берутся из открытых источников, в том числе из Интернета».

Корреспонденты «НИ», воспользовавшись открытыми источниками и данными, предоставленными Movie Research (эта компания является «стратегическим партнером» Фонда кино, но в то же время позиционирует себя в качестве «независимой»), обнаружили три варианта данных по вошедшему в восьмерку «чемпионов» фильму «Высоцкий. Спасибо, что живой». Так, из открытых источников следует, что кассовые сборы этой ленты составляют 884,5 млн. руб., бюджет – 290 млн., доход продюсера – 15,9 млн. Между тем в другой таблице того же источника указано, что сборы «Высоцкого» – 861,5 млн. рублей. При этом в пост-релизе пресс-конференции, который мигом разлетелся по Интернету, приводится уже третья «версия» кассового сбора – 912 млн. руб. (при бюджете, кстати, 376,8 млн. рублей и доходе продюсера 11,2 млн.).

«НИ» попытались аналогичным способом посчитать успешность «Высоцкого». Данные о сборах мы взяли с сайта «Кинобизнеса» – 27,2 млн. долларов, что после перевода в рубли по завышенному курсу 31 р. дает 843,2 млн. рублей. Вычисляем пресловутый «доход продюсера», умножая 843,2 на 42,5%, получаем 358,4 млн. Вычитаем из него взятые из пост-релиза 376,8 млн. Получается минус 18,4 млн., из чего следует вывод, что «Высоцкий» – убыточный фильм.

Столь же недостоверные расчеты заставляют усомниться в словах насчет вклада Фонда кино в общие результаты проката отечественных фильмов в 2011 году. Достаточно сказать, что к этим результатам согласно новейшей методике приплюсованы сборы половины января 2012 года, то есть весь так называемый «новогодний пирог». Но даже с этим солидным довеском выходит, что годовые сборы отечественного кино выросли за счет повышения цен на билеты, а вовсе не из-за того, что зрители стали чаще ходить в кино.

Все по той же статистике, в 2011 году в прокат вышли 15 фильмов компаний-лидеров. Их суммарные кассовые сборы составили 3,5 млрд. рублей, что составляет более 60% кассы всех отечественных фильмов. Но на поверку оказывается, что все это – пшик, поскольку в той же статистике страницей выше черным по белому написано, что в 2007 году (когда Фонда кино и в планах не было) десятку лидеров проката возглавили 4 российских фильма, которые собрали еще более значительную долю годовой кассы отечественного кино. Сравните это с тем, что в 2011 году наши фильмы заняли всего лишь 6-е и 8-е места в десятке. И какое вообще значение имеет абсолютная величина сборов, если при этом не сообщается, сколько отпущенных фондом денег потрачено на производство всех 75 поддержанных им картин? Впрочем, при таком дефиците реальной киностатистики почти любые расчеты – фикция, и хорошо, если не умышленная.

Что же касается нечисловой оценки деятельности Фонда кино, то гордиться ему, прямо скажем, нечем. Самые кассовые из профинансированных им картин – «Елки», «Смешарики», «Иван-царевич» и «Высоцкий» – сложно назвать достижениями отечественного киноискусства. В лучшем случае это сносные коммерческие продукты, предназначенные для не очень культурного времяпрепровождения. Если их снимают на свои деньги частные продюсеры – это их коммерческий риск. Дело государства – не чинить препятствий частному бизнесу, в лучшем случае обеспечивать ему режим «благоприятствования», но с какой стати оно страхует риски продюсеров (притом не всех, а избранных) и официально дает им возможность заработать на стадии производства, то есть независимо от результатов проката? Халявные деньги и финансовая безответственность порождают убожество и пошлятину – кому «повезло» увидеть «Калачи», «Пять невест», «На крючке» и прочие произведенные любимцами фонда комедиобразные поделки, тот понимает, о чем речь.

А в чем смысл господдержки проектов, коммерческий успех которых не вызывает особых сомнений, – хотя бы в силу того, что их предшественники доказали свою прибыльность, как «Елки» компании Тимура Бекмамбетова и анимационные сказки компании Сергея Сельянова? Неужели частные инвесторы не вложатся в изготовление товара, рыночная востребованность которого на 90% гарантирована? Или это просто завуалированный денежный подарок за кинематографические заслуги перед отечеством?

Вопросов больше, чем ответов, да и спросить, в сущности, некого. Фавориты государства распинаются в благодарности и превозносят государственную мудрость, остальные помалкивают из страха быть отлученными от потенциальной кормушки. Департамент кинематографии Министерства культуры тоже не ропщет, хотя ему одновременно с созданием фонда подрезали финансирование. Скорее, напротив, втихую радуется, что можно ничего не менять в собственной системе, ранее вызывавшей массу нареканий, а теперь оставленной без внимания, переключенного на деятельность нового органа господдержки.  

Опубликовано в номере «НИ» от 1 февраля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: