Главная / Газета 31 Января 2012 г. 00:00 / Культура

«Журналистика – это профессия, в которую с кондачка не впрыгнешь»

Телеведущая Алена Горенко

АСЯ СКВОРЦОВА

Программа «Настроение» на телеканале «ТВ Центр» недавно сменила формат, став, по выражению ее ведущей Алены ГОРЕНКО, менее гламурной. В интервью «Новым Известиям» ведущая рассказала, на что больше всего похоже современное российское телевидение. Тех же, кто по принципиальным соображениям не смотрит телевизор, наша собеседница, как это ни парадоксально, называет большими молодцами.

ФОТО ПРЕДСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ТЕЛЕКАНАЛА «ТВ ЦЕНТР»
ФОТО ПРЕДСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ТЕЛЕКАНАЛА «ТВ ЦЕНТР»
shadow
– Алена, как бы вы охарактеризовали современное телевидение?

– Телевидение проходит разные этапы развития. Все начиналось с дикторов и официальных программ на немногочисленных каналах. Сейчас каналы добавляются с каждым днем, и естественно, что качество продукта у всех разное. В этом смысле телевидение можно сравнить с супермаркетом, в котором ты свободен выбирать между дешевой генно-модифицированной продукцией и натуральной, но чуть дороже. Современное российское телевидение точно так же предоставляет своему потребителю огромное разнообразие телеканалов на любой вкус, потребность и даже кошелек.

– Какие вы видите тенденции в развитии ТВ?

– Телевидение сильно расслоилось. С одной стороны, на телевидение стали приходить люди разных профессий, и они попадают в кадр совершенно не подготовленными. С другой – здесь работают маститые журналисты, которые давно накопили свой опыт и выступают с качественным продуктом. Приводить какие-либо примеры некорректно, но эту ситуацию видят все, тут даже не надо быть экспертом. В целом тенденция печальная. Мне грустно смотреть, как профессия журналиста девальвируется в глазах зрителей. Когда в нее приходят люди, которые не учились этому, они не умеют говорить. Я помню, как услышала очень обидное заявление одного российского музыканта, который рассказывал, как однажды у него брали интервью два «насекомых» – одно было женского пола, а другое – мужского. Эта была оплеуха всем журналистам. Я испытываю естественный стыд за то, что эти люди работают со мной в одной профессии.

– Почему вы против того, чтобы в журналистике работали люди разных профессий?

– Я не против людей из разных профессий. Я как раз за профессионализм в работе. За специализацию. Вот работают во многих медицинских телепрограммах в качестве ведущих и корреспондентов дипломированные врачи. Это нормально и правильно! Но ведь полно случаев, когда работу, требующую определенных знаний и опыта, поручают сделать человеку известному, но некомпетентному. Расчет продюсеров циничен: «селебрити» (знаменитость. – «НИ») подтянет под себя аудиторию. А вот тот факт, что эта аудитория не получит качественный продукт, вообще не рассматривается. Приведу банальный пример. Закончила какая-нибудь спортсменка свою карьеру и пришла работать телеведущей. Нет, телеведущей – это еще куда ни шло... Журналистом! Причем не спортивным. Да, она имеет награды в спорте и, скорее всего, – красавица... Но журналистика – это профессия, в которую вот так, с кондачка не впрыгнешь. Как, впрочем, и в большой спорт.

– Как вы относитесь к людям, которые утверждают, что принципиально не смотрят телевизор?

– Я очень хорошо к этим людям отношусь. А как по-другому? Разве не заслуживает уважения позиция человека, знающего и умеющего сделать свою жизнь насыщенной и интересной без телеприемника? Он же – большой молодец. Я сама некоторое время жила без телевизора. Сколько же интересных развлечений я для себя открыла в высвободившееся время... В деталях исследовала исторический центр Москвы, лазила по столичным крышам, охотясь за удачными фотокадрами закатов и рассветов, перечитывала любимые книги из семейной библиотеки и даже попробовала лепить из глины. Последнее, правда, не очень получалось, но уж больно нравилось. С тех пор я перестала понимать людей, которые садятся на диван, нажимают кнопки пульта и смотрят все, что им показывают. Для них телевизор существует ради телевизора. Экран полностью заменяет им реальную жизнь. А ведь должен быть лишь подсказчиком. Да и такая волшебная вещь, как программа передач, никуда не делась. Ты ее открываешь, выбираешь и смотришь то, что ты хочешь. Нельзя обесценивать свою жизнь бессмысленным сидением или лежанием у телевизора.

– Позиция «те, кто не смотрит ТВ, – большие молодцы» крайне странно звучит из уст телеведущей... Вам не кажется?

– Я уважаю выбор каждого человека. Зрители, которым интересно, что мы делаем, будут нас смотреть. А людей, которые нас принципиально не смотрят, я вряд ли смогу привлечь какими бы то ни было аргументами.

– Расскажите об особенностях работы ведущей утренней передачи?

– Утренний эфир имеет определенный формат. Мы не имеем права «развозить» информацию, устраивать долгие интервью или пространные обсуждения. Наш жанр предполагает, что все будет коротко, доступно, информативно и ярко. Посмотрев утреннюю передачу, человек должен прийти на работу и сказать: «А ты знаешь, что нашли архив Чарльза Дарвина? Его потеряли 160 лет назад». То есть получить ту информацию, которой он сможет поделиться с коллегами по работе.

– Ваша передача недавно сменила формат. Что изменилось?

– Раньше мы больше уделяли внимания моде, стилю и другим сиюминутным темам, которые рассчитаны на аудиторию девушек 25–30 лет. Сейчас стильно-гламурный налет сошел на нет. Я рада, что так случилось, потому что бесконечно рассказывать о новых фасонах платьев и том, что нужно носить в этом сезоне, было уже не комильфо.

– Вы вручали премию зрительских симпатий «Звезда театрала-2011». Вам понравилось?

– Мне было дико волнительно, потому что в зале сидели мои преподаватели из Щукинского училища. Они в первый раз смотрели на меня как на ведущую. Я получила непередаваемые ощущения от вида их изумленных глаз. К тому же было радостно рассказывать про близкую мне по духу номинацию – музыкальный спектакль.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 января 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: