Главная / Газета 24 Января 2012 г. 00:00 / Культура

На повороте судьбы

«Таланты и поклонники» триумфально вернулись на сцену Театра Маяковского

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Первую постановку Миндаугаса Карбаускиса на сцене Маяковки ждали с волнением большим, чем просто предпремьерное. На кону стоял не только успех одной работы, но и судьба театра и судьба режиссера, ставшего его руководителем. Выбор пьесы озадачивал, раньше Островского Карбаускис не ставил. Некоторая мрачность и тяжесть, присущая постановкам молодого мастера, казалось, мало сочетаются с лукавой и яркой комедийностью «Талантов и поклонников». К счастью, опасения не сбылись. Союз режиссера с драматургом, как и союз режиссера с труппой, оказался на редкость счастливым.

В спектакле по известной пьесе Островского торжествует праздничный дух сцены.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
В спектакле по известной пьесе Островского торжествует праздничный дух сцены.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Небритый детина в рабочей одежде – в программке он обозначен как Человек, работающий в театре, – Максим Глебов (он же кухарка Матрена, он же машинист, он же кучер) с явным усилием подтолкнул поворотный круг сцены, помог ему разогнаться. Выехали расставленные шеренгой стулья. Притулилась на стуле Домна Пантелеевна – Светлана Немоляева, аккуратно сложив ножки в домашних валенках. Почти сорок лет назад актриса выходила на сцену Маяковки юной Негиной, теперь играет ее умудренную мать, так нежно ободряющую дочку: «Нешто я не понимаю!» Именно Домна Пантелеевна с ее семенящей лукавой речью, с ее мгновенными переключениями от юмора к лиризму, от шутки к душевной надсаде и стала камертоном изящного спектакля-размышления.

Художник Сергей Бархин выстроил на сцене театр в театре. Коричневый полукруг обрамляет полуовал сцены, сверху нависает поднимающийся и опускающийся по команде павильон-прямоугольник со скошенными окнами и дверями (подъемы и спуски этого механизма, повороты круга – отдельные и праздничные репризы щедрого на красочные детали зрелища). Островский в «Талантах и поклонниках» дал выразительное описание закулисья с его пьянством, интригами, соперничеством, склоками из-за бенефисов и денег. В спектакле Карбаускиса торжествует праздничный дух сцены, ощутимый и в охапках цветов, и в торжественных кринолинах актрис, и в блестящей поверхности рояля, играющего без помощи пианиста, и, главное, в той парадной приподнятости, с какой обставляется появление каждого нового действующего лица.

Корифеи Театра Маяковского торжественно выплывают на поворотном круге под прекрасную музыку, написанную Гиедрюсом Пускунигисом.

Миндаугас Карбаускис умеет обращать в свою веру самых разных актеров.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow Мы уже знали, что Карбаускис умеет обращать в свою веру самых разных актеров. Сейчас стало понятно, что он умеет и приспосабливаться к новым для себя индивидуальностям. «Таланты и поклонники» – яркий актерский спектакль, доказывающий, что годы простоя не отразились ни на драйве Михаила Филиппова, играющего Великатова старшим братом Лопахина, ни на мастерстве Игоря Косталевского, наделившего князя Дулебова обаянием водевильного фата. В «Театральном романе» Михаила Булгакова автор рассказывает, как злоупотреблял контрамарками на один и тот же спектакль, где актер играл «так смешно и великолепно, что у меня от наслаждения выступал на лбу мелкий пот». В «Талантах и поклонниках» многие исполнители играют «смешно и великолепно». Между залом и сценой быстро возникает вольтова дуга понимания, когда каждая реплика, реприза, подробность не пропадают незамеченными, а находят мгновенный отклик. Нападки спивающегося трагика Громилова (Рамзи Джабраилов) на антрепренера Мигаева (Александр Шаврин): «Ефиоп!» (с протяжными гласными). Возвышенные монологи деликатного старика-великана Нарокова (Ефим Байковский). Яростная перебранка Мелузова (Даниил Спиваковский) с Бакиным (Виталий Гребенников), когда разъяренные спорщики переходят на лай…

Россыпь сцен-реприз скреплена общей задачей и мыслью. В тему талантов и поклонников, предложенную драматургом самим названием пьесы, режиссер вплетает более широкую тему компромисса с жизнью. Прелестная простушка Негина (Ирина Пегова) самозабвенно вслушивается в слова сурового недотепы Мелузова о чистоте трудовой жизни, а потом истово вздыхает о чудесных лошадях, на которых подкатила к ее убогой квартирке сотоварка по театру. Ирина Пегова прекрасно передает податливость женской души к соблазну роскоши, соблазну славы. Ко всему, что предлагает ей Великатов.. Словечко «дорогой» применительно к букету роз, к подаренной шали, к лошадям за окном актриса выделяет курсивом. В ценах эта девушка в ситцевом платье и вязаной кофточке ох как разбирается… И как-то быстро становится понятным, что предвкушаемые аплодисменты и богатый гардероб занимают юную актрису куда больше, чем будущие роли.

По традиции исполнительницы роли Негиной оправдывали свою героиню, бросающую жениха-студента и идущую на содержание к богатому помещику. Оправдывали любовью к сцене (богатый меценат обещает свой театр) или внезапным чувством к медоточивому Великатову. Островский, сам когда-то переживший похожую ситуацию, брошенный актрисой ради богатого купчика, был снисходителен к своей героине, позволяя ей уехать победительницей. Карбаускису снисходительность не свойственна. Негину он судит без скидок на смягчающие обстоятельства. Негина в Маяковке продается и предает, причем продается и предает вполне сознательно.

Рискуя наскучить публике, режиссер выстраивает длинное, подробное, опустошительное объяснение в зале вокзала, когда Негина опускается перед Мелузовым на колени. А потом отправляет предательницу на гротескном свадебном поезде с паровозной трубой и коллекцией саквояжей… Произнесет свой пафосный и ненужный монолог Мелузов, разойдутся недруги и друзья.

Победно взлетит мелодия. Снова поплывет поворотный круг, и – вечным обещанием счастья – побежит-заскользит легкая женская фигурка навстречу ветру.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 января 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: