Главная / Газета 28 Декабря 2011 г. 00:00 / Культура

Что год минувший нам готовил…

По-разному оценили отечественную культуру чиновники и обозреватели «Новых Известий»

Майя КРЫЛОВА,Сергей СОЛОВЬЕВ, Ольга ЕГОШИНА, Виктор МАТИЗЕН

Министр культуры Александр Авдеев, подводя в понедельник итоги уходящего года, вспомнил и о годе грядущем. По его словам, в 2012 году на развитие культуры планируется выделить 94 млрд. рублей, что на 6,5 млрд. больше, чем в 2011-м. «Подход к культуре как к чему-то второстепенному, ее финансирование по остаточному принципу привели к тому, что у нас произошел кризис ценностей, кризис нравственности», – отметил министр, добавив, что в действительности на культурную отрасль необходимо тратить как минимум 120 млрд. рублей. Тем не менее, несмотря на все сложности, 2011 год был ярким и насыщенным культурными явлениями. Обозреватели «Новых Известий» отметили наиболее значительные события и подвели собственные итоги уходящего года.

Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
shadow
Опера и балет

Открытие основной сцены Большого театра. Безусловно, это событие номер один. Долгожданный день наступил 28 октября, после шести лет ожидания, когда на Основной сцене ГАБТ прошел торжественный концерт. Акустика оказалась на высоте, лепнина и позолота – на месте, буфет стал обширным. А недоделки, истинные (а не мнимые, придуманные недоброжелателями), без сомнения, постепенно устранят. За границей тоже так бывает: некоторые театры Европы после окончания ремонта по полгода доводили до ума.

Творческие удачи оперы Большого. Это бас Владимир Маторин (царь Додон в «Золотом петушке») (на фото) и оркестр с международной командой солистов в «Руслане и Людмиле». Спектакли сами по себе неоднозначные. Но роль Маторина, певца старой школы, отважно сыгравшего в провокационном опусе Кирилла Серебренникова, однозначно хороша. Как и музыкально-вокальная часть нашумевшей постановки Дмитрия Чернякова. Кстати, яростные споры вокруг опер – тоже событие сезона: здорово, что элитарный жанр находился в центре общественного внимания.

Современный балет «Хрома», импортированный из Лондона, стал событием Большого балета. Адски трудная хореография, дающая труппе возможность выйти за рамки профессиональных привычек: «играть» там нечего, но надо отменно танцевать.

Удачи столичного Музыкального театра – их тоже нельзя не отметить. Опера «Сказки Гофмана» подарила бенефис певицы Хиблы Герзмавы, в одном спектакле спевшей три женские партии, причем написанные для разных голосов. Красивейший испанский балет «За вас приемлю смерть» показал, что труппа успешно развивается, осваивая новые пластические горизонты.

Балериной года можно назвать Анну Хамзину, покорившую всех в главной парии балета «Русалочка».

Главные гастрольные откровения в балете – выступления Национального театра танца Испании с изумительными произведениями Начо Дуато и показы Нидерландского театра танца, где царил великий хореограф Иржи Килиан. Это, так сказать, коллективные радости, удовольствие от выступлений трупп высокого качества. Но были, и не раз, откровения отдельных артистов. Среди них – сольный проект Дианы Вишневой «Диалоги» и танец звезды Парижской оперы Никола Ле Риша, пронзительно исполнившего «Болеро» Мориса Бежара.

События года в классической музыке – многочисленные исполнительские удачи Конкурса имени Чайковского и «Реквием» Верди силами хора и оркестра миланского театра «Ла Скала». Но главное – барочный оркестр «Цветущие искусства» под управлением Уильяма Кристи, сыгравший ораторию Генделя «Иевфай». Старинная музыка, выдающееся аутентичное исполнение, прекрасные голоса. Просто пир для эстетов. В самом хорошем смысле этого слова.

Фото: ДАМИР ЮСУПОВ
shadow Искусство

Гастроли картин из Испании и Италии. Два перекрестных Года культуры принесли целый поток первоклассных вещей. Хотя москвичи и были обделены роскошной коллекций из Музея Прадо (показывалась в Эрмитаже), в полной мере утешились выставкой Дали (на фото). При том, что гуру сюрреализма порядком надоел искушенной публике, экспозиция в ГМИИ показала, что он по-прежнему самый «народный» художник ХХ века. Впрочем, к чести устроителей выставка вышла умной и далеко не попсовой. Отличным финалом Года Италии стал приезд 11 картин Караваджо – мастера, одна работа которого стоит целого музея. Любители искусств такие подарки оценили по достоинству. Свидетельство – огромные очереди у Пушкинского музея.

Премия «Инновация» группе «Война». Почти государственная премия, патронируемая Министерством культуры, досталась самой радикальной арт-группировке, да еще за акцию, в названии которой содержится нецензурное слово. В этом жесте многие увидели заговор озлобленных критиков и экспертов. Но если рассуждать трезво, для выделения именно этих художников и именно этого произведения были свои резоны. Во-первых, перформанс сейчас снова на взлете. Во-вторых, как показали последующие события, «Война» уловила разлитое в воздухе электричество протеста.

Новый взгляд на классику в Третьяковке. У Третьяковской галереи в этом году совсем не заладилось с современным искусством. Зато с XIX веком – полный порядок. После достойного показа Левитана публике представили неожиданного и даже шокирующего Николая Ге. Этот хрестоматийный передвижник оказался страстным, сложным и невероятно актуальным религиозным мыслителем. На его религиозные поиски еще раз заставили обратить внимание рисунки, найденные в Швейцарии.

Русский концептуализм в Венеции. В этом году на Венецианской биеннале Россию представлял концептуалист Андрей Монастырский. В качестве кураторской поддержки был выписан известный историк и теоретик искусства Борис Гройс. При всем том, что их экспозиция произвела двойственное впечатление, уже то, что мы перестали завлекать Запад всякими аттракционами с нефтью и водкой, а предложили нечто интеллектуальное, дорогого стоит.

Интерактивная биеннале. Увы, но приходится констатировать, что Московская биеннале современного искусства пока не оправдывает ожиданий. Широкий зритель не спешит на основную экспозицию. Проблема ли это зрителя или кураторов (в этом году главную выставку делал немец Питер Вайбель, славящийся любовью к новым технологиям) пока непонятно. Но радует тот факт, что к биеннале открываются почти пять десятков выставок по всей Москве. Например, ради новых работ Плавинского вполне стоило затевать международный смотр. Поживем еще два года – увидим, как все пойдет.

shadow Драматический театр

Ремонт года. Завершилась многолетняя реконструкция Театра наций. И незадолго до Нового года обновленный особняк, где когда-то располагался популярный Театр Корша, принял первых зрителей. Оформленный Александром Боровским в строгих серых тонах, интерьер театра подсказал цветовую гамму премьерного спектакля «Фрекен Жюли» в постановке известного немецкого режиссера Томаса Остермайера (см. «НИ» от 26.12.2011).

Скандал года. Уход Юрия Петровича Любимова из Театра на Таганке стал самым невероятным и самым печальным событием 2011 года. Из театра ушел его создатель, учитель, воспитавший труппу, легендарный режиссер, чье имя вошло в историю русского театра наравне с именами Станиславского, Мейерхольда, Таирова, Товстоногова, Ефремова, Эфроса… Сейчас Юрий Любимов по приглашению Римаса Туминаса готовится к постановке «Бесов» на сцене Театра имени Вахтангова.

Возвращение года. Возвращается покинувший Россию после конфликта с московскими властями Анатолий Васильев. По договоренности с Департаментом культуры столицы он должен получить обратно отобранное у него театральное здание на Поварской, где Васильев займется самым насущным делом – воспитанием нового театрального поколения.

Гастроли года. Самым ярким гастрольным моментом стала польская программа «Золотой маски», куда вошли спектакли лучших мастеров театра соседней страны. Мэтр Кристиан Люпа привез в Москву свою постановку «Персона Мэрилин», а два его ученика Гжегош Яжина и Кшиштоф Варликовский показали свои работы «Т.Е.О.Р.Е.М.А.Т.» по Паоло Пазолини (28.03.2011) и «(А)полонию» (см. «НИ» от 10.03.2011).

Театр года. Самым востребованным театром России в этом году стал проект «Гражданин поэт», созданный Дмитрием Быковым и Михаилом Ефремовым (на фото). Их политический и поэтический театр (см. «НИ» от 05.04.2011) собирает миллионы зрителей в Интернете, а география гастролей «вживую» медленно, но верно охватывает все больше регионов – от Сибири до Дальнего Востока. Мгновенный, остроумный стихотворный комментарий ко всем, даже мало-мальски значимым событиям нашей жизни воскрешает давнюю традицию площадных театров. Само же существование «Гражданина поэта» убедительно свидетельствует, что есть еще порох в пороховницах, и русский театр вполне может быть «самым актуальным из искусств».

Кино

«Фауст» Александра Сокурова, удостоенный «Золотого льва» на старейшем кинофестивале мира в Венеции. Эта картина, снятая на немецком языке с участием немецких и российских актеров, подчеркивает возможности отечественного киноискусства, потенциально способного к эстетическому осмыслению других культур.

«Шапито-шоу» – освежающая картина Сергея Лобана и Марины Потаповой – это сложносочиненная и сложноподчиненная в «кинолингвистическом» смысле многофигурная композиция, дерзко разрушившая жанровые границы трагикомедии и мюзикла.

«Жила-была одна баба». Долгожданный фильм Андрея Смирнова, показавшего подлинный ужас гражданской войны и судьбу женщины в брутальном мужском мире.

«Елена». Поражает международный и внутренний резонанс фильма Андрея Звягинцева, отмеченного на Каннском кинофестивале и признанного российскими критиками лучшей картиной года. Эта чеканная социально-психологическая драма открывает в обыденной действительности неизученные глубины и намечает новый для нашего кино путь познания человеческих душ.

«Портрет в сумерках». Нельзя не отметить урожай фестивальных наград, собранных фильмом Ангелины Никоновой и Ольги Дыховичной, провокационно выставляющим напоказ табуированный культурой садомазохистский комплекс. «Портрет» наверняка станет первым фильмом, который падет жертвой этического кодекса, если тот будет навязан нашему искусству.

«Борис Годунов» Владимира Мирзоева. Режиссер влил текст и действие пушкинской пьесы в современную Москву и тем самым наглядно продемонстрировал, что Россия XVI, XIX и XXI веков одолеваема одним навязчивым комплексом самодержавия.

Первый съезд КиноСоюза, на котором были избраны его председатель (Андрей Прошкин) и правление. Хотелось бы верить, что молодая организация окажется менее консервативной, чем закосневший под несменяемым руководством Союз, он же собес кинематографистов, проветрит застоявшуюся атмосферу и подтолкнет назревшую, но застрявшую реформу киноотрасли.

Скандал вокруг «Цитадели» Никиты Михалкова с выдвижением провальной картины на премию «Оскар» и вынужденный роспуск марионеточного российского оскаровского комитета. А вдруг после вероятного награждения «Цитадели» тринадцатью «Золотыми орлами» под натиском общественного мнения развалится и марионеточная академия «Золотой орел»?

Предложение премьера Путина ввести в отечественном кинематографе и на телевидении нечто вроде действовавшего в Голливуде в 30– 60-е годы прошлого века этического кодекса Хейса, который в добровольно-принудительном порядке (иного не будет дано) подпишут все кинематографисты и телевизионщики страны.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: