Главная / Газета 26 Декабря 2011 г. 00:00 / Культура

«Не надо бояться народа»

Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
shadow
Не надо бояться народа,
когда он за правду встает,
а если он не без урода –
он всё же родимый народ.

Но надо быть мудрым народу,
чтоб в злобу не впасть никому
и вновь не довериться сброду,
примазавшемуся к нему.

Свобода – опасная краля,
повертит хвостом, и где след?
И так уже сколько украли
из рук у народа – побед…

24 декабря 2011



Серебряная свадьба

Марии Владимировне Евтушенко
к 31 декабря 2011 г.


Я тебе постареть не позволю.
Заколдую тебя навсегда.
Соберу свою силу и волю,
чтобы вечно была молода.

Оба – выкормыши Атлантиды,
в ней нашедшие счастье свое, –
мы ей злобой не отплатили,
а оплакали вместе ее.

Я достался тебе, весь изранен,
до собрания лучших стихов,
тяжеленнейшим полным собраньем
моих нежно любимых грехов.

И уж если подряд из былого
вспомнить всё, что как было в судьбе,
был я в юности избалован
сверхвниманием КГБ.

Я, романтик доверчиво детский,
за советскую власть был горой.
До того я был парень советский,
что и антисоветский порой.

Сорвалась у тех дядей вербовка,
растерялись, родимые, злясь.
Я ответил: «Мне будет неловко
почему-то скрывать нашу связь.

Я – воспитанник светлых традиций.
Я идеям служу – не рублю.
Нашей связью я буду гордиться,
так что всюду о ней раструблю!»

И поняв, что в объятья не лезу,
ускользнув из их рук не впервой,
распустили злорадную дезу –
ту, что я у них вроде бы свой.

К счастью, Маша, провинциалка
двадцати трех тогда еще лет,
с первых дней хорошо проницала
переделкинский высший свет.

И тогда ныне тихий покойник
ей, отнюдь не краснея, приврал:
«А вы знаете, муж ваш – полковник,
а быть может, и генерал…»

Фото: ВАЛЕРИЙ ЯКОВ
shadow Но ответила ему Маша
твердо, будто бы ставя печать:
«Я надеялась, что он маршал.
Ну зачем же меня огорчать?»

Так прошла наша пара, не ноя,
отшибая всю ложь между дел,
сквозь советскую паранойю
и сегодняшний беспредел.

Так внутри исторической драмы
ты мне стала второю душой,
не впустив меня в мелкие драки
и не струсив ни разу – в большой.

Не поддавшись всем скользким обманам,
как жена моя, матерь и дочь,
обнимала карельским туманом,
словно белая нежная ночь.

Было долгим счастливолетье.
Был однажды и горький урок.
Но спасительно встали дети –
стражи-ангелы – поперек.

Мы живем, упоительно ссорясь,
ибо миримся всё равно.
Я не знаю, где ты и где совесть,
ведь, по-моему, это одно.

Как прекрасно стареть, не старея.
Что за выдумка: «Годы не те!»
Я оставлю тебя на столетья,
словно Саскию на холсте.

Пустозвоны, нас всех допекли вы,
тем что, так ускучняя весь мир,
в грудь бия, театрально крикливы:
«Я умру за Россию…» и пр.

Маша, будешь ты вечно красивой –
я не зря себе выбрал жену!
Ты ведь стала моей Россией,
за которую я живу!

16 декабря 2011



Был я беременной машинисткой...

В жизни при Сталине,пышной и низкой,
был я беременной машинисткой.
Что я имел – тощеватый студентик?
На винегрет и на студень деньги.
Я всем поэтам описывал сочненько
юную жертву по имени Сонечка,
брошенную так жестоко
нечистым
на ногу
пьяницей футболистом.
Вот и ждала, из себя, как на пенышке,
сына, как братца,
вроде Аленушки.
Соне я дал машинистки профессию,
но не простой,
а влюбленной в поэзию,
так что с участьем волшебных перчаток
Соня печатала без опечаток.
И, не гонясь, как иные, за платою,
Соня стихи возвращала заплаканными.
Сентиментальные наши писатели
ринулись в Сонечкины спасатели,
передавая стихи и повести
для очищения собственной совести.
Был я той самой
придуманной Сонечкой,
став на беду машинисткой-бессонечкой.
Чтоб горе-рифмы бумагу не пачкали,
я исправлял их чуть-чуть
ее пальчиками.
Если какой-нибудь грубый эпитет
слово стоящее рядом обидит,
я заменял,
становился преступником,
но не замеченным и не пристукнутым,
ибо коллеги мои в беспечальи
этих поправочек не замечали.
Я им про Соню сказки рассказывал,
я пару строчек
слюной чуть размазывал,
чтобы творцы этих виршей и прозы
думали, что это Сонечки слезы.
Я говорил:
«Соне очень понравилось!» –
и содержанье карманов поправилось.
Разоблачений боялся,
а там уж
Соне помог я родить,
выдал замуж.
Ну а сегодня грущу потихонечку:
«Где мне найти для меня
мою Сонечку?!»

11 декабря 2011



* * *


Счастья и расплаты,
вместе вы в насмешку.
Вы не виноваты
в том, что вперемешку.

Счастья тоже мучат
больно, но приятно.
А расплаты учат
горестно, но внятно.

Осень 2011



* * *


Может исповедь быть и у страуса.
Может доисповедаться кот.
В жизни грешников исповедь – пауза,
а доисповедь менее врет.

Политическими мемуарами,
где оправдываются врали,
инфантильнейше мы умиляемы,
а они нас опять провели.

27 ноября 2001



Антология газет

Дмитрию Муратову

Когда-нибудь неведомый поэт
создаст и антологию газет.
Он выцарапает изо всех подшивок,
из всех страниц пошлейших и фальшивых,
из оскорблений или скользкой льстинки
неистребленной совести светинки.

Как из газет слагает время повесть,
так из людей слагается и совесть.

Долг журналистов – нынешних, грядущих –
усовестить народ и власть имущих.

Любви не меньше,
чем в письме Татьяны,
в попытках кровь остановить статьями.

Да вот усовещающих любовью
в отместку останавливают кровью.

28 октября 2011



Валерия Новодворская

Воспоминание о площади Маяковского 1987 г.

Над ней смеются все почти в России,
и даже упражняясь в матерке,
но все-таки трехцветный флаг впервые
я видел в ее слабенькой руке.

Поэт, воспевший паспорт молоткастый,
ты слышал там, на Маяковке, смех
над женщиной очкастой и щекастой
и треск древка на обозренье всех?

Флаг вырывали с наслажденьем, хряском.
Надеюсь я, что ни один мой сын
не будет белым и не будет красным,
а просто человек и гражданин.

Ноябрь 2011



И снова – Пушкин


Пушкин – каждого поколенья.
Положиться бы нам на него,
не унизившись до покоренья
не читающими ничего.



«Энтомолог»


А может,
фривольность,
прикольность
и есть просто-напросто
самонадеянная самодовольность?
И если в руках твоих ловких –
красавицы,
миллионеры,
калеки сирые,
ты можешь запутаться в них,
словно бабочек, хладно коллекционируя.
И не сыгравший, а проигравший
роль собственного развлекиста,
ты сам попадешься в сачок,
а потом на иголочку бабочкиста.

Ноябрь 2011



Мне бы...


Мне бы
летать во все разные небы –
их в мире не меньше, чем есть человечеств у нас.
Я из человеков,
а значит, из инков,
ацтеков
и греков.
Я из атлантидцев-провидцев,
но космос держу про запас.
А мне бы
соединить в Ариаднины нити все web’ы,
чтоб разум не превратился
из мудреца – в подлеца,
чтоб кисть,
и лира,
и cello*
не потеряли чело-
веческого лица.
Мне бы
лицеискателем быть на базарах Сибири,
Аддис-Абебы,
где красота сокрыта
в шрамах,
в морщинах судеб.
В наш век межгалактийных рейсов
что стоят фейсбуки
без человеческих фейсов,
когда вместо лиц – штамповка,
сплошной лицевой широпотреб?
Мне бы
попробовать в мире все хлебы,
пригубить все губы и вина,
все звезды бы взять на зубок.
К приходу волхвов – не волков
аккуратно почистить все хлевы и теплую руку пожать
человеку по имени Бог.

27 ноября 2011

---------------------------------
*Виолончель.


Опубликовано в номере «НИ» от 26 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: