Главная / Газета 15 Декабря 2011 г. 00:00 / Культура

Русско-французский выход

Валерий Гергиев интерпретировал для испанской публики Стравинского, Мусоргского и Берлиоза

НАТАЛЬЯ ТИМАШОВА, Мадрид

Сразу два концерта с участием знаменитого российского дирижера Валерия Гергиева прошли на сцене Королевского театра в Мадриде. В этот вторник маэстро с оркестром родного Мариинского театра исполнил для испанской публики чисто русскую программу из произведений Стравинского и Мусоргского. А за день до этого в исполнении тандема Гергиева и симфонического оркестра Валенсии прозвучала драматическая симфония с хорами французского композитора Берлиоза «Ромео и Джульетта». Оба концерта состоялись в рамках цикла театра «Королевские ночи».

Фото: JAVIER DEL REAL
Фото: JAVIER DEL REAL
shadow
Надо сказать, что испанцам представилась почти уникальная возможность послушать «гергиевское» звучание оркестра и увидеть маэстро вживую в работе с двумя разными коллективами. Два концерта подряд с его участием – это большая удача для Королевского театра, для выступлений на сцене которого дирижер выкроил время в своем сверхплотном графике. Сегодня маэстро работает с такими знаменитыми оркестрами, как Берлинский и Роттердамский филармонические, Лондонский симфонический (с 2007 года Гергиев – его главный дирижер), оркестры Бостона и Чикаго, а также «Метрополитен-опера» Нью-Йорка. На афише концертов на фасаде театра было написано: «Валерий Гергиев возвращается». До этого российский музыкант выступал на сцене Королевского театра в 2001 году – с оперой Петра Чайковского «Война и мир» и двумя симфоническими концертами, в 2006-м с оперой Сергея Прокофьева «Семен Котко» и в 2009-м он представил в Мадриде концертную версию оперы Игоря Стравинского «Царь Эдип».

Стравинский звучал со сцены и в этот раз – музыка к балетам «Петрушка» и «Весна священная», которые уже давно числятся в репертуаре оркестра Мариинки. Маэстро, был, как всегда, неподражаем и верен себе: на бис традиционно сыграли «Бабу-Ягу» Анатолия Лядова, учителя Стравинского.

Музыкальное наследие Мусоргского испанской публике представили мрачноватым и трагическим вокальным циклом композитора «Песни и пляски смерти», написанным на слова поэта Голенищева-Кутузова. Из большого первоначального материала в итоге авторы оставили лишь четыре пьесы, которые и составили вокальный цикл. Аллегорический образ Смерти бродит по земле и, являясь под разными масками, забирает жизни людей: больному младенцу старуха с косой ласково поет колыбельную; молодой девушке, безответно влюбленной в рыцаря, – серенаду; мужика-крестьянина, заблудившегося в зимнем лесу, она усыпляет видением о лете, и тот замерзает в снегу. В последней части Смерть предстает в роли полководца, который торжествует над полем битвы, усеянным телами погибших. «Жизнь вас развела, а я вас примирила!» – поет Смерть, и в этом вся горькая правда: перед смертью все равны. Вокальную партию в этом произведении Валерий Гергиев доверил исполнять российскому басу, солисту Мариинского театра и очень востребованному сегодня на Западе оперному певцу Михаилу Петренко (он исполняет ведущие партии в спектаклях «Метрополитен-опера» Нью-Йорка, Национальной оперы Парижа, миланской «Ла Скала», лондонской «Ковент-Гарден»).

В Мадриде Михаил Петренко выступил также в драматической симфонии с хорами, вокальным соло и прологом в виде хорового речитатива Гектора Берлиоза «Ромео и Джульетта», таково полное название одного из самых масштабных и эмоциональных произведений французского композитора, не так часто исполняемого в России. Берлиоза вдохновляла на труд страстная, всепоглощающая любовь – двух шекспировских влюбленных и его собственная – к Генриетте Смитсон, исполнительнице роли Джульетты, в которую молодой композитор без памяти влюбился, увидев на сцене в шекспировской трагедии во время гастролей английской труппы в Париже. 24-летний композитор испытал настоящее потрясение – от чувств и страстей, которые разыгрывались на сцене и которые целиком захватили его самого. «Вулкан страсти» разбудил вдохновение, и Гектор Берлиоз написал сначала свою Фантастическую симфонию, а потом «Ромео и Джульетту» – третью симфонию, для которой он выбрал необычный жанр.

На сцене мадридского Королевского театра сольные партии исполнили уже упомянутый Михаил Петренко (падре Лоренцо), Екатерина Губанова (Джульетта) и Кеннет Тарвер (Ромео). Имя Екатерины Губановой сегодня можно увидеть на афишах в Париже, Лондоне, Нью-Йорке и Милане, в Москве она редкая гостья. Чаще Екатерина выступает в Санкт-Петербурге, в спектаклях Мариинского театра: Валерий Гергиев, оценивший по достоинству бархатное меццо Екатерины, предложил ей сразу несколько партий. Что же касается молодого американца Кеннета Тарвера, то этот обладатель красивого тенора ди-грация (или легкого, грациозного тенора) вряд ли доедет в ближайшее время до России. Послушать его можно в «Дойче Опер» и «Штатсопер» в Берлине, в Дрезденской опере, в «Ковент-Гарден» и в Мадриде. Звездное трио, хор и симфонический оркестр Валенсии под управлением Валерия Гергиева исполнили произведение-оду любви проникновенно и страстно, как и задумывал автор. И получили от благодарных испанских зрителей шквал оваций.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: