Главная / Газета 2 Декабря 2011 г. 00:00 / Культура

«Мы смотрели на мир без розовых очков»

Художественный руководитель театра «Современник» Галина Волчек

Виктор БОРЗЕНКО

Вчера в четвертый раз в Центральном доме актера состоялась торжественная церемония вручения премии «Звезда театрала» – единственной в российской столице премии, где номинантов предлагают сами зрители. В этом году в номинации «Легенда сцены» лауреатом премии стала художественный руководитель театра «Современник» Галина ВОЛЧЕК. О том, почему она не любит театральные тусовки, и о том, выйдет ли на сцену «Современника» Алла Пугачева, Галина Борисовна рассказала корреспонденту «Новых Известий».

Фото: ИЗ АРХИВА ТЕАТРА
Фото: ИЗ АРХИВА ТЕАТРА
shadow
– Галина Борисовна, времена меняются, а «Современник» остается современным. Но все-таки лично вам чего не хватает от тех времен, когда театром руководил Олег Ефремов?

– Трудно сказать. В том времени было много хорошего, тем более что оно связано с нашей юностью. Величие Ефремова, например, в том, что он в начале 1960-х годов на гастролях в Саратове понял, что мы живем уже не по законам студии, а по законам полноценного театра. И снял из названия слово «студия» – мы стали называться театром «Современник». Для человека важно признавать свои достоинства и недостатки, иметь трезвую долю самоиронии. Так произошло и здесь – Ефремов учил нас всех видеть истину, правду. Мы смотрели на мир без розовых очков. И, предположим, отказывались от званий в первые годы существования театра.

– Видимо, эта закалка вам очень помогла в дальнейшем. Например, у вас есть звание народной артистки СССР, но нет звания народной артистки России. Или Госпремию за «Крутой маршрут» дали только Нееловой, а вас, как постановщика, словно забыли. Насколько я могу судить, вы особенно и не страдали от этого…

– Нет, вы не правы. Отсутствие внимания в свой адрес я переживала очень долго и болезненно: не может человек не реагировать на подобную несправедливость. И то, что мне не дали звание народной артистки, – это не мое дело, а тех, кто распределяет звания. А вот то, что к нам в театр не допустили ни одного продюсера и что нас театральные собратья никогда не посылали ни на один фестиваль – это дало мне повод сделать собственные выводы. Я очень остро воспринимаю любую несправедливость не столько в свой адрес, сколько в адрес театра. Поэтому никогда не бываю ни на одной театральной тусовке – стараюсь подальше держаться от каких-либо идейных группировок. Хотя вы меня свободно найдете в каком-нибудь другом сообществе.

– Но при этом вы и не рветесь в политику. Видимо, по тем же причинам?

– Ну, во-первых, уже поздно рваться. А, во-вторых, моя политика проявляется в театре. Моя политика – это то, что в «Современнике» помолодела труппа; это то, что мы провели первый и единственный в своем роде опыт, дав возможность молодым режиссерам поставить спектакли на нашей сцене. После нас уже другие театры подхватили эту инициативу, но первыми были мы. Я практически все время занимаюсь поиском новых лиц, и три молодых режиссера вошли в штат «Современника», а еще один, я надеюсь, придет к нам в этом году. Моя политика и в том, что наш зрительный зал очень помолодел. Посмотрите, сколько молодежи на чеховских спектаклях. Причем это не школьники, которых приводят по программе (таких у нас нет), а просто молодые люди, которые стали нашими верными попутчиками… Время диктует свои условия: сегодняшний зал настолько другой, насколько другой стала наша жизнь. И не нужно ждать от публики тех же проявлений, какие были в советские времена, – надо понимать, что стиль поведения изменился. Многое в лучшую сторону, а многое не в лучшую.

– А в связи с этим меняется ли критерий хорошего спектакля? Ведь каждая эпоха диктует свои законы. Например, появился странный термин «модный проект»…

– От этого термина меня просто тошнит. Все равно что навязывают моду, и человек безоглядно напяливает на себя короткую юбку или прозрачную кофту, совершенно не понимая, что это ему не идет. То же самое происходит и с театрами, когда некие «модельеры от искусства» диктуют свой вкус и повсеместно создают «модные проекты». Моду нужно приспосабливать к себе, а не приспосабливаться к ней.

Фото: ИЗ АРХИВА ТЕАТРА
shadow – Вы много работаете с молодыми артистами и, наверное, чему-нибудь учитесь у них? Это ведь неизбежный процесс, поскольку состав «Современника» очень сильный.

– Он просто замечательный… Я их обожаю, горжусь. И мне нравится, что в нашем театре сильна «обратная связь». На каждом спектакле можно увидеть молодых артистов, которые стоят в кулисе и смотрят, как играют Неелова, Дорошина, Гафт, Кваша и им подобные. Но, в свою очередь, и наши старшие актеры, слава Богу, очень неравнодушно относятся к творчеству молодых и приходят на их спектакли. Так что вот эта преемственность поколений вызывает у меня уважение.

– Но тем не менее чего не хватает молодым артистам сегодня?

– Они не могут иногда правильно расставить приоритеты. Но я подчеркиваю – иногда! – и три раза плюю через левое плечо, поскольку наши ребята все равно отличаются от многих своих молодых коллег. А вот артисты постарше об этих приоритетах порой забывают…

– Это проявляется, например, в том, что актер может не прийти на сбор труппы?

– Ну, и такое случается. И я всегда ревностно к этому отношусь. Раньше в договорах киностудий была графа: «Артист снимается в свободное от работы театра время». Теперь этой графы нет, и у артиста появилось больше свободы в построении личного графика. И тут обидно подчас наблюдать, как человек относится к театру. Но все-таки это редкие случаи, и лично я пожаловаться не могу.

– В первые годы «Современника» Олег Ефремов говорил, что он разрушает «розовую неправду» нашей жизни, которая представлена репертуаром ведущих театров. А сегодня такая неправда есть?

– Я не так хорошо знаю жизнь сегодняшних театров, поэтому не имеют права об этом судить и что-то сравнивать. Но мне, когда я хожу в театр, многое бывает интересно. Например, внимательно слежу за творчеством Римаса Туминаса. Помню, еще покойный Ульянов делился со мной желанием увидеть Римаса в своем театре. И когда Туминас, наконец, возглавил вахтанговскую труппу, я стала чаще там бывать, хотя по большому счету я редко хожу к коллегам.

– В последнее время не раз сообщалось о том, что Алла Пугачева сыграет спектакль на сцене «Современника». Не могу обойти стороной этот вопрос: так будет спектакль или нет?

– Он существует в мечтах, как наше обоюдное желание с Аллой. Я очень люблю ее как личность, как актрису. И даже не могу ее назвать просто певица Алла Пугачева. Она явление гораздо более объемное. И если мы сумеем найти с ней материал для спектакля, который будет интересен для нее и возможным для меня, то я буду рада. Но пока ничего конкретно сказать не могу...

Опубликовано в номере «НИ» от 2 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: