Главная / Газета 1 Декабря 2011 г. 00:00 / Культура

Парадные фасады и окраины бытия

В Санкт-Петербурге открылась выставка, отражающая российскую жизнь трех минувших столетий

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

В корпусе Бенуа Русского музея открылась выставка «От Москвы до самых до окраин…» – коллективная иллюстрация русской жизни на протяжении трех столетий. Многообразие жизненного уклада, обычаев и рода занятий обитателей государства Российского запечатлены в произведениях живописи и графики, скульптуры и декоративно-прикладного искусства. Сохраненные для потомков величественные виды Первопрестольной и Северной столицы, городских, государственных и… жизненных окраин – квинтэссенция порой забытого, порой неизвестного, а порой бесследно исчезнувшего.

А.П. Боголюбов. «Нижний Новгород. Нижний базар». 1861 г.
А.П. Боголюбов. «Нижний Новгород. Нижний базар». 1861 г.
shadow
Эскспозицию открывают московские и петербургские городские пейзажи. Большой временной разброс представленных работ (XVIII – начало XIX в.) – дает возможность максимально полно ощутить разнообразие художественного видения. Если на полотнах первого в истории русской живописи мастера городского пейзажа Федора Алексеева «Вид Петропавловской крепости и Дворцовой набережной» (1799) и «Площадь в Московском Кремле» (не ранее 1800) – архитектурные красоты вполне самодостаточны и существуют в полном отрыве от человека, то на единственном (известном на данный момент) пейзажном изображении из наследия Павла Федотова «Зимний день. 20 линия Васильевского острова» (1850–1851) – город не более чем фон. Причем не вполне вещественный, скорее символизирующий внутреннее напряжение замерзающего, мучительно одинокого человека. «Петербург» (1914) Мстислава Добужинского, и в отсутствии человеческих силуэтов – словно вырванный из контекста кусочек человеческого бытия, разворачивающегося за глухо закрытыми окнами; «Ночлежный дом» (1889) Владимира Маковского – почти физиологическая драма нищеты и неприкаянности…

Значительная часть экспозиции посвящена окраинам в прямом смысле. В конце XVIII века вместе с учеными в путешествия и экспедиции стали отправлять живописцев. В отсутствие фотографов и операторов именно они фиксировали виды городов, селений, природу и человеческие типажи. Российская империя занимала к концу XIX века 1/6 часть суши, объединяла в себе столь разномастные территории, как, например, Средняя Азия и Прибалтика, Великое княжество Финляндское и Закавказье, и представлялась современникам необъятной, разноликой и неизмеримой. «Государство безмерное, отчасти неизвестное, объемлющее все климаты и богатства всех широт земного шара», – писал о России первой трети позапрошлого столетия издатель «Отечественных записок», художник и публицист Павел Свиньин. Сибирские шахты и сибиряков современники впервые увидели на рисунках Василия Петрова «Вид Нерчинского завода» и «Монгольские типы и костюмы» (оба – 1804). Русское Заполярье представлено на выставке серией полотен (1889–1900) Константина Коровина, выполненных в приглушенной серовато-зеленоватой гамме. Неяркостью красок и внутренним посылом перекликаются с работами Коровина картины бывшего послушника Соловецкого монастыря Александра Борисова «Берег Новой Земли» и «Фиорды» (1900-е).

С.А. Павлов. «Василеостровский пейзаж». 1923 г.
shadow Настал момент, и подобно литературе изобразительное искусство вопреки строгим эстетическим канонам стало поднимать социальные вопросы. Окраина как ощущение безысходности, как край жизни и смерти нашла зримое отображение в работах художников-реалистов Фирса Журавлева, Василия Максимова, Алексея Корзухина. Пронзительны детские глаза с полотна Журавлева «Дети-нищие» (1869-е), протянутые за подаянием ладошки расслаблены и вытянуты скорее по инерции, каждая черточка, каждая деталь навевает безнадежность и словно замыкает незримый круг, в котором окраина человеческого бытия много страшнее самых безлюдных и богом забытых мест.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: