Главная / Газета 29 Ноября 2011 г. 00:00 / Культура

Между мраком и сиянием

В Москве открыли выставку самого современного из всех старых художников мира

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Завершением Года Италии в России стала выставка Караваджо в Пушкинском музее. Если учесть, что картин скандального гения XVII века в мире наперечет, приезд более десятка первоклассных работ в Москву – настоящая сенсация. Тем более именно с этим мастером связывают едва ли не все современные визуальные достижения – от кадрирования до трехмерного кино.

Наконец российская публика сможет насладиться шедеврами Караваджо.<br>Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
Наконец российская публика сможет насладиться шедеврами Караваджо.
Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
shadow
«Рим остался без Караваджо», – грустно заметила пресс-секретарь Года Италии в России Маргарита Бельджиозо. И прежде чем войти в зал на втором этаже Пушкинского (где обычно висят не слишком известные картины итальянцев XVII века), она задержала дыхание. Даже для итальянки эта встреча слишком трепетна. Замереть было от чего: в одном месте собрались караваджовские «Мальчик с корзиной фруктов» из Галереи Боргезе, «Обращение Савла» из церкви Санта Мария-дель-Пополо и «Положение во гроб» из Пинакотеки Ватикана. Перед каждой можно стоять часами.

Первый владелец «Мальчика» чуть не поплатился за него жизнью – папа Паоло V из рода Боргезе так хотел заполучить картину, что готов был засудить кого угодно, том числе и учителя Караваджо. Понять его можно – это едва ли не лучший портрет-натюрморт в истории искусства. Именно так – корзина с фруктами здесь самый главный персонаж. «Обращение Савла» – полотно, представляющее чудо, после которого беспощадный воин Савл превратился в святого апостола Павла, – практически никогда не выезжает из римской церкви. Там, в капелле Черази, рассмотреть его можно исключительно издали, сильно выгнув шею и задрав голову. А в Москве – хоть облобызай. Картина поистине эпохальная – и по драматизму сюжета, и по живописному претворению. Наконец, вывезти из Ватикана «Положение во гроб» – примерно то же самое, что лишить Лувр «Джоконды»: теперь для туристов пропадает всякий смысл идти в тамошнюю Пинакотеку.

Первостатейные вещи, к которым искусствоведы совершали паломничества по разным итальянским весям, триумфально собрались вместе. Если учесть, что интерес к Караваджо растет с каждым годом и любая его выставка – это событие всемирного масштаба (так было, когда в Амстердаме сравнивали Караваджо и Рембрандта, так случилось в прошлом году в Риме – на выставку живописца очередь занимали в ночи), Москве непомерно повезло.

Интерес к художнику подогревается пересказами его бурной биографии – и в этом тоже его современность. Караваджо славен разгульным образом жизни, основательно заподозрен в нетрадиционной ориентации и по большому счету выходит преступником – убил человека после яростной ссоры. Вечная тема «гений и злодейство». В случае с итальянцем все сложнее: его искусство пропитано насилием и травестией – священное прорастает сквозь толщу вульгарного и обыденного.

О современности и актуальности Караваджо сказано очень много. Для одних вся соль его живописи в вызывающем реализме: шутка ли – писать святых с уличных воров и проституток. Для других – в формальных приемах. И чаще всего отмечают главный козырь живописца – световые эффекты. Каждая из работ – это сложная драматургия тени и освещения. Свет естественный, искусственный, божественный: именно он создает драматическое напряжение каждого полотна – будь то черные тени-крылья «Мальчика с корзиной фруктов» или экстатическое озарение фигуры святого из «Обращения Савла». Между тем Марина Свидерская, один из лучших специалистов по Караваджо в России, во вступительной статье к каталогу нынешней выставки пошла дальше и обнаружила у Караваджо истоки кинематографа, вплоть до 3-D зрелища. В этом смысле Караваджо оказался наследником едва ли не двухтысячелетнего развития живописания, продолжив открытия Леонардо да Винчи.

По мысли устроителей нашей экспозиции, показ Караваджо не требует какой-то концепции или сюжета. Вполне достаточно затемнить залы и высветить чудом доставшиеся шедевры. Правда, прожекторный свет – то ли не так выставили, то ли лампы не те, – ударяясь о холсты, заставляет их беспощадно бликовать. Чтобы рассмотреть собственно караваджовский свет, приходится долго вертеться перед холстом, пока не найдешь нужную позицию. И тут как в кинотеатре, когда захватывающая лента вдруг прерывается техническим браком, хочется освистать механика.
ВИДЕО

Для просмотра необходимо установить Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

1мин. 43сек.



Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: