Главная / Газета 29 Ноября 2011 г. 00:00 / Культура

«Фотограф щелкает, и птичка вылетает»

В Русском музее демонстрируют уникальные архивные снимки

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

Первая фотобиеннале историко-архивной фотографии открылась в Мраморном дворце Русского музея. Масштабная экспозиция включает в себя 400 фотографий середины XIX – первой половины ХХ веков из коллекций 24 музеев, архивов и библиотек Москвы и Санкт-Петербурга и воссоздает минувшую эпоху сквозь призму исторических событий и обыденных деталей, фотообразов известных людей и попавших в объектив фотокамеры случайных прохожих. Широко известные кадры органично дополняются впервые выставленными на всеобщее обозрение редкими снимками. На выставке работы легендарных Карла Буллы и Андрея Карелина соседствуют с фотографиями их современников, оставшихся безымянными.

Карл Булла. «В. Е. Маковский в мастерской за работой над портретом императрицы Марии Федоровны». 1911 год.<br>Фото: С САЙТА РУССКОГО МУЗЕЯ
Карл Булла. «В. Е. Маковский в мастерской за работой над портретом императрицы Марии Федоровны». 1911 год.
Фото: С САЙТА РУССКОГО МУЗЕЯ
shadow
Необычность экспозиции в многослойности посыла: фотография представлена одновременно и как исторический документ, и как произведение искусства, и как технологический процесс. Оказалось, что это «три в одном» отображает минувшую реальность наиболее отчетливо и апеллирует к подсознанию посильнее иных интерактивных технологий. Совмещение же в едином выставочном пространстве тематически и эстетически непересекающихся снимков (что стало возможно благодаря разнообразию сфер деятельности собраний-участников) создает несколько мозаичный, но рельефный и очень «живой» образ эпохи.

По словам заместителя директора Русского музея по научной работе Евгении Петровой, музеям, архивам и библиотекам было предложено самостоятельно выбрать экспонаты для фотобиеннале, но с некоторым запасом, чтобы при формировании экспозиции была возможность для манипуляций. В итоге, кроме общего контекста, каждое хранилище получило замечательную возможность явить собственное лицо, подчас абсолютно неожиданное.

Так, Третьяковская галерея представлена снимками виднейшего русского авангардиста, разработчика (совместно с Казимиром Малевичем) основ супрематизма Эля Лисицкого. Изображение «Проект организации пространства для неосуществленной постановки театра В. Э. Мейерхольда по пьесе С. М. Третьякова «Хочу ребенка». Макет» – словно прыжок в будущее. Запечатленная на фотографической бумаге многоступенчатая конструкция с центром (вокруг которого происходило вращение), где должен был находиться режиссер, управляющий бегущей строкой, кинофильмом, различными звуковыми эффектами и механическими движущимися фигурами, поражает воображение. И даже непосвященному выдает в Лисицком одного из основоположников нового искусства – дизайна.

Музей политической истории России выставил уникальные экспонаты из так называемой китайской коллекции – один из семнадцати альбомов фотолетописи ихэтуаньского («боксерского») восстания крестьян Северного Китая против усиления иностранной экспансии в 1899–1901 годах, в подавлении которого Россия участвовала наряду с десятью другими иностранными государствами. Кадры из Военно-медицинского музея – пульсирующие репортажи из операционных и перевязочных Великой Отечественной войны, застывшие мгновения Русско-турецкой войны 1877–1879… И лица, лица, лица, в череде которых кроткими нездешними глазами, выбившейся из-под белоснежного головного убора светлой прядкой приковывает к себе внимание «Портрет неизвестной сестры милосердия», сделанный неизвестным фотографом в 1914–1916 годах…

И вновь – пейзажи, жанровые сцены, постановочные кадры и небрежные фотозарисовки – немые слепки былого, в которое неизбежно превращается любое настоящее…

Опубликовано в номере «НИ» от 29 ноября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: