Главная / Газета 21 Ноября 2011 г. 00:00 / Культура

Беседа со смертью

Диана Вишнева представила новый проект

МАЙЯ КРЫЛОВА

В рамках фестиваля современного танца DanceInversion прошли московские выступления Дианы Вишневой. Знаменитая балерина предложила публике «Диалоги» – вечер в трех отделениях. На сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко были показаны «Лабиринт», «Объект перемен» и «Диалог».

«Диалог» в постановке Ноймайера – история сложных отношений между мужчиной и женщиной.
«Диалог» в постановке Ноймайера – история сложных отношений между мужчиной и женщиной.
shadow
Диана Вишнева – женщина совершенно неугомонная. Казалось бы, что еще народной артистке надо? От предложений станцевать балеты наследия приходится отбиваться: ее ждут и в Петербурге, и в Токио, и в Нью-Йорке. Современный танец, который Вишневу интересует все больше и больше, в ее графике представлен по полной программе. Уже опробован Бежар в Берлинской опере, вагнеровская балетная эпопея «Кольцо вокруг кольца». Осуществлен проект «Красота в движении» – демонстрация таланта и актерского мастерства, за который балерина получила «Золотую маску». Был в карьере Вишневой – совсем недавно – Эдуард Лок, с его суперскоростными эскападами на грани фола. Но ей все мало. И появились «Диалоги», в программе которых сошлись две российские и одна мировая премьеры. Чтобы сделать масштабный проект, потребовались объединенные усилия Фонда Дианы Вишневой, продюсера Сергея Даниляна и Мариинского театра.

На пресс-конференции перед концертом все в один голос говорили, что участники проекта открыли друг другу новые горизонты: Диана училась непривычным техникам танца и разнообразию стилей, а постановщики поняли, что балерина такого масштаба вносит свежее дыхание в хореографию. Вишнева составила программу из работ хореографов разных поколений. Не все они знакомы российской публике. Поэтому вечер начался документальным фильмом, в котором фрагменты репетиций чередовались с размышлениями мастеров, участвовавших в проекте. Их трое – Джон Ноймайер, Пол Лайтфут и Соль Леон. Плюс Марта Грэм, наследие которой представила управляющая ее труппой.

Балет «Лабиринт», поставленный Грэм в 1947 году, был назван крепким орешком для классической балерины: в модерн-дансе совсем иная работа мышц, другие принципы координации. Великая Марта раскрепостила танцовщиков от жестких законов геометрии, предписанных классическим балетом. Тело в балетах Грэм начало говорить не только о метафизических вершинах и отвлеченных материях, но и о самом себе. Чтобы российской балерине станцевать такое, ей нужно иметь и творческое смирение, и художественное «нахальство». Что ж, это про Вишневу.

Грэм преобразила древнегреческий миф о Минотавре: в лабиринт к чудовищу идет «слабая» женщина. Возможно, вся история – плод ее воображения: дама сражается с собственными фобиями. Вишнева в черно-белом обтягивающем платье, босая сражалась под музыку композитора Джан Карло Менотти и в контрастных, тоже черно-белых интерьерах дизайнера Исаму Ногучи. Огромного человека-быка с рогами (Бен Шульц) она побеждала не силой, а очарованием: тело исполнительницы, неуловимо напоминающее о классическом Лебеде, гнулось в предложенных ракурсах, разя Минотавра и публику наповал.

«Объект перемен» поставлен на музыку Шуберта. Вишнева в коротком белом одеянии выходит на сцену иной: она, по авторскому замыслу, – воплощение невинности и чистоты в борьбе с препонами. Красный ковер, на котором танцевала Диана, крутился волчком и вставал стеной. Вместе с Андреем Меркурьевым (Большой театр) героиня Вишневой искала трудный путь между четырьмя солистами Мариинского театра, играющими роль пластического «хора». Его невеселая «песня» рассказывала о смерти: хореографы Лайтфут и Леон внесли в балет личные переживания, связанные с болезнью близкого человека. Впрочем, до конца неясно, умерла героиня Вишневой или нет. Но это не важно: главное, что балерина до тонкости передает атмосферу балета, зыбкое состояние перехода неизвестно куда – то ли в вечную жизнь, то ли в небытие.

В поисках нового репертуара Вишнева обратилась к Джону Ноймайеру, главе Гамбургского балета. Ноймайер выполнил просьбу, зная, что Вишнева не будет делать персональное шоу, а погрузится в роль. Он создал дуэт, предоставив балерине своего солиста Тьяго Бордина. Так возник «Диалог». Для непростых отношений между мужчиной и женщиной Ноймайер взял музыку Шопена в современной обработке. На сцене стоит рояль («живую» музыку играет пианист Алексей Гориболь) и два стула. Манипулируя мебелью, персонажи выражают «полутона в отношениях между людьми» и личную нервность. Партнер обращается с дамой то, как с хрупкой драгоценностью, то, как с ненужным мусором. Она отвечает взаимностью. Несмотря на толчки и тычки, танец достаточно традиционный, как раз для классической балерины. Снова сменив туалет (на этот раз – красное «бытовое» платье), Диана сменила и имидж. Умение радикально перевоплощаться – главный козырь этой балерины. Только что мы видели ее несгибаемым борцом или надломленным цветком, а теперь, пожалуйста – то ли домашняя стерва, то ли жертва мужского шовинизма. Не зря Ноймайер в фильме восхищался Вишневой: техническая свобода придает смелость поиску и эксперименту.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 ноября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: