Главная / Газета 17 Ноября 2011 г. 00:00 / Культура

Почти голые и смешные

Танцовщики из США пощадили чувства русской публики

МАЙЯ КРЫЛОВА

В рамках «Американских сезонов» в Москве прошли гастроли коллектива современного танца Bill T. Jones/Arnie Zane Dance Company. Труппа включила в показы три одноактных балета. До нынешних гастролей артисты никогда не выступали в России.

Билл Ти Джонс с другом и соавтором (ныне покойным) Арни Зейном основали компанию в 1983 году. Не в последнюю очередь для того, чтобы исследовать три момента цивилизации современной Америки – секс, СПИД и расовые отношения. Важные для общества вопросы решались в русле модного постмодернизма, в момент создания труппы захватившего умы современников. А как хореограф Джонс талантлив: его комбинации строятся на стыке модерн-данса, понимаемого широко, с фантазией, и разнообразных «бытовых» движений, придающих балетам оригинальность и подспудную прелесть. Так что новому гуру Джонсу не пришлось ничего доказывать. Он быстро преуспел, создав себе репертуар из 140 балетов, достаточно скандальную известность и репутацию самобытного мастера.

В Москву труппа привезла три постановки, все они, как говорится, с «нелинейным» сюжетом. Десятиминутное зрелище под названием Spent Days Out Yonder («Дни, проведенные там») – фрагмент из балета You Walk. Он поставлен на музыку Струнного квартета Моцарта, исполняемого «вживую». Смотреть на эту хореографию – все равно что разглядывать муравейник: каждый артист индивидуален, но он же – часть массы. А где это «там» из названия? Да где угодно. В детстве, например. По контрасту с человеческой зрелостью. А может быть, это философская оппозиция «черные-белые» (труппа – мультинациональная по составу). Или борьба реальности с воспоминаниями. Как говаривал Билл Ти Джонс, важно задать правильный вопрос, а ответ может быть разным. Танцовщики, которые умудряются быть одновременно ироничными и задушевными, исполняют этот балет, как и два других, в очень привлекательной манере: слегка отстраненно, чуть манерно и нескрываемо чувственно.

Балет D-Man in the Waters сделан на музыку октета для струнных Мендельсона. Название дано в честь одного из бывших артистов труппы – Дэмьена Аквавеллы, прозванного в коллективе «Ди-меном». Видимо, водная («Аква») фамилия умершего танцовщика навеяла название и тему. Действие происходит в водной среде: как объясняет пресс-релиз, «вода поддерживает людей, потом накрывает их, они борются, изнемогают и, наконец, освобождаются. В какой-то момент они становятся самой водой». Но не стоит понимать все буквально. Джонсу важно, чтобы в подтексте читалось: смерть никогда не победит Танец и Жизнь. Поэтому смерть всячески осмеивают пластикой. Мало того что «плавают» посуху и подражают повадкам обитателей моря, от мерно колышущихся медуз до коряво семенящих крабов. Так еще и припадают на одну ногу, торжественно шествуют на цыпочках, трясут кулаками, по-цыгански поводят плечиком и молодецки ухают в финале.

Опус Continuous Replay («Постоянство повторения») на музыку Джона Освальда поставил Арин Зейн, по первой профессии фотограф, а Джонс основательно переработал балет спустя 15 лет после премьеры. Музыка – тут слово слишком сильное: танцовщики, как и постановщики, от нее не отталкиваются, воспринимая звуки как концептуальный фон. Диджей (он сидит тут же, на сцене, перед компьютером) на наших глазах регулирует монтаж коротких цитат: шумы и всхлипы смешаны с обрывками партитуры балета «Весна священная», польки Штрауса и симфонии Бетховена. Увлечение Зейна съемками определило облик и темп танцев, а зритель должен приноровиться и рассматривать спектакль как монтаж кадров. Движений в балете 45, они все время повторяются, периодически расходясь во времени – когда первый танцовщик заканчивает композицию, другой находится в середине материала, а третий только приступает к исполнению. От импровизации исполнителей во многом зависит скорость и варианты подачи пластического лимита. Тут и медитация, и обряд, и ассоциации со стаей взбалмошных птиц, и отсылка к легендарной хореографии Вацлава Нижинского в «Весне священной». Интересно наблюдать, как балетное па становится дискретным, а структура комбинации анализируется до скелета. Причем анализ не мешает зрительскому погружению в танец: достоинство гастрольных балетов в том, что их концепция уравновешена эмоцией.

Публика горячо аплодировала удачному решению. Она не знала о драме приличий, развернувшейся за кулисами. По замыслу авторов, исполнители Continuous Replay выходят медитировать без одежд. Вообще-то танцевать голыми – фирменная фишка этой труппы. Но у нас либерализма на сцене не любят. И если б не предосторожность некой сотрудницы американского посольства, по слухам, настоятельно посоветовавшей надеть на исполнителей хотя бы трусы, не избежать бы криков «долой!» и «позор!».

Опубликовано в номере «НИ» от 17 ноября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: