Главная / Газета 31 Октября 2011 г. 00:00 / Культура

«Звезда Театрала-2011»

Представляем номинантов премии

В декабре в Центральном доме актера уже в четвертый раз пройдет торжественная церемония вручения наград «Звезда Театрала», учрежденных журналом «Театрал» и газетой «Новые Известия». Победители получат фарфоровые статуэтки от знаменитого итальянского дизайнера Фабрицио Сманиа, изготовленные на старинной чешской мануфактуре Rudolf Kampf. Напомним, что «Звезда Театрала» – единственная в российской столице премия, где номинантов предлагают сами зрители. В разные годы лауреатами премии становились Юрий Соломин, Петр Фоменко, Владимир Этуш, Олег Табаков, Валентин Гафт, Александр Филиппенко и многие другие. Кому достанутся награды в этот раз – покажет зрительское голосование, которое стартовало на сайте журнала «Театрал» (www.teatral-online.ru) и газеты «Новые Известия» (www.newizv.ru). Продолжаем знакомить вас с претендентами в номинации «Лучшая мужская роль».

shadow Константин Райкин – Подпольный. «Вечер с Достоевским» («Сатирикон»)

Спектакль начинается с медленного поиска тона: герой Райкина медленно читает книгу сначала про себя, потом вслух: «Я человек больной... Я злой человек. Непривлекательный я человек. Я думаю, что у меня болит печень». Потом артист попросит добавить света, потребует стол, стул, микрофон, музыкантов, вазу для цветов. Будет щедро использовать самые затрепанные приемы эстрадников: «Вы что-то сказали? Вот вы?..» А потом вдруг поправит своего героя: «Теперь мне сорок… Да нет, мне уже шестьдесят...» Актер существует в непрестанном скольжении между собой и ролью, между дуракавалянием и обнажением души. Вот только что на твоих глазах он примеривает очередную маску, а вот она уже так пристала к лицу, что иголки не просунешь. Серьезность и гаерство, лицедейство и исповедальность меняются местами. Серьезность притворна, лицедейство – искренне, исповедальный тон обманывает, а игровая стихия обнаружит свою больную кровавую изнанку.

Гамма сценического мастерства Райкина нашла отклик в среде интернет-блоггеров: «Герой Райкина настолько разный, что на протяжении всего спектакля ты не можешь предсказать, какой же он будет в следующий момент – зловещим или низким существом. Он показывает потерянного героя, упершегося в стену. Весь спектакль Райкин покорял меня своим неисчерпаемым талантом, многогранностью и реальностью своего героя», – делится в своем дневнике Елена Летучая.

shadow Сергей Юшкевич – Герман Бродер. «Враги: история любви» («Современник»)

Действие происходит в пятидесятые годы в США: после войны прошли годы, но эмигрант Герман Бродер (Сергей Юшкевич) по сей день слышит ее отголоски. Кажется, что жуткое прошлое навсегда захватило Бродера в свои цепкие лапы. Ему ночами снится концлагерь, он не может забыть, как скрывался от фашистов в стогу сена и как однажды фашистский штык коснулся его головы. Единственное, что помогает ему отвлечься от тяжких воспоминаний о концлагере, – половая жизнь, которую он умудряется вести с каждой из трех своих женщин. Сергей Юшкевич сыграл своего героя как слабовольного мужчину, из которого война вытравила не только мужество, не только умение сделать решающий шаг, но и стерла всякую способность радоваться.

Обаяние героя Юшкевича распространяется и на зрительный зал. «Совершенно блестяще играет Германа, мужчину, запутавшегося с тремя женами, Сергей Юшкевич. Поймала себя на мысли, что очень хочется, чтобы все дамы поскорее ушли со сцены, а он там подольше побыл бы один», – пишет в своем дневнике stepanova-anna. Ее поддерживает elvira81: «Потрясающего Сергея Юшкевича все время хочется пригреть на груди (что и делают его женщины)». Мужская часть аудитории, в свою очередь, отмечает глубину образа, созданного Юшкевичем: «Он там и вправду большой молодец. Это, на мой взгляд, едва ли самая сильная и тонко сыгранная его роль за все время в театре», – считает feniks_apple.

shadow Владимир Вдовиченков – Густав. «Ветер шумит в тополях» (Театр Вахтангова)

После яркой роли в «Дяде Ване» Владимир Вдовиченков предстал в образе ветерана Первой мировой войны. Его Густав – ворчун и романтик, который всю жизнь провел в сражениях, глядел смерти в лицо, а теперь жизнь привела его в богадельню, где он встречает таких же ветеранов. Только на их фоне герой Вдовиченкова получился желчным нелюдимом с гневно сверкающими глазами. Он не скрывает «картонной» природы своего персонажа, над которым так легко смеяться и которому трудно сострадать – невозможно ведь плакать над героями комикса.

«Напряженный и слегка агрессивный Густав-Владимир Вдовиченков стал для меня просто открытием. Играет мощно, ярко и совершенно только своего персонажа, ни разу не проскользнуло в нем ничего лишнего, ни из сериалов, ниоткуда. Очень, очень достойно», – делится своими впечатлениями staraya koryaga.

«Вдовиченков, наименее именитый из всего состава, старался больше всех. Какая харизма, какие яркие незабываемые чувства! Как передана таинственность образа героя – вылитый булгаковский Мастер! С Мастером Густава объединяет легкое (такое ли легкое?) помешательство – он боится выйти на улицу, боится людей, разговоров с ними. Единственными его собеседниками стали обитатели террасы и собака», – отмечает secundo.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 октября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: