Главная / Газета 20 Октября 2011 г. 00:00 / Культура

Семейное счастье

Юлия Меньшова подарила своим родителям вечную любовь

КСЕНИЯ ЛАРИНА

Мелодраматическая пьеса Альберта Гурнея «Любовь. Письма» (в оригинале «Любовные письма») – беспроигрышный вариант для парных бенефисов, что и подтверждает ее сценическая история. Десять лет назад в «Табакерке» ее играли Олег Табаков с Ольгой Яковлевой, три года назад ее поставил в Париже для своего юбилея Ален Делон (его партнершей была звезда «Мужчины и женщины» утонченная Анук Эме), в 2003 году с этим текстом отметились в антрепризе Ирина Купченко и Армен Джигарханян. Популярность и очевидная антрепризность пьесы не отпугнула Юлию Меньшову, и она выбрала эпистолярную лавстори для своего режиссерского дебюта.

Фото: МИХАИЛ ГУТЕРМАН
Фото: МИХАИЛ ГУТЕРМАН
shadow
Герои – Энди (Владимир Меньшов) и Мелисса (Вера Алентова) – за полтора часа сценического действия проживают целую жизнь: от беспечного детства до нахлынувшей старости. История их непростых волнообразных отношений, которые они упорно не желали признавать за любовь, состоит из милых нелепых подробностей, случайных несовпадений, которые постепенно и неотвратимо растаскивают влюбленных по разным краям пропасти.

Мелисса – девочка из богатой семьи, лишенная человеческого внимания и активно этого внимания добивающаяся. Девочка, похожая на Алису из книжки Кэрролла, – любознательная, знающая себе цену, гордая и наивная. Наделенная от природы многими талантами она проваливается в сверкающий мир, как в бездонный колодец, и несется по этому черному туннелю, как та самая Алиса, сшибая по пути все возможные варианты самореализации и женского счастья. Беспечная саморазрушительная юность, художественная богема, алкоголизм, развод, лишение материнских прав, растраченный и ушедший в песок талант, душевная болезнь, смертельное одиночество – вот, собственно, и вся ее жизнь. Такая бесполезная для себя, и такая необходимая для него. Ведь Энди – полная противоположность Мелиссе, типичный пример созидателя, кузнеца собственного счастья, человека, сделавшего себя самостоятельно: упорная учеба, упорная жизнь, упорная карьера.

Они ни в чем не совпадают – ни в отношении к жизни, ни в ее целях и смыслах, ни в определении приоритетов и ценностей, ни в способах самоутверждения. И в то же время нет на свете людей, ближе и роднее друг другу, чем эти двое. Они пишут друг другу письма в течение почти пятидесяти лет. Их физическая близость произойдет лишь спустя сорок лет после первой встречи. Он всегда будет верить в ее художественный талант, она будет посмеиваться над его политическими амбициями. Он будет старательно строить свой земной успешный мир сообразно с собственными представлениями о стабильности и успехе: кресло сенатора, дом, заботливая жена, трое сыновей, открытки к рождеству, встречи с избирателями, здоровый образ жизни. Но по-настоящему важными в его мире будут лишь насмешливые строчки писем Мелиссы – так и не повзрослевшей девочки из школьного класса, с которой он когда-то обнимался на вечеринке.

Наивная режиссура Юлии Меньшовой подкупает своей искренностью и делает всю историю невероятно притягательной и уютной. Эта домашняя теплота – главное достоинство спектакля, в котором взрослые израненные люди похожи на трогательных заплаканных детей, заблудившихся в ночном лесу. Детей, безжалостно вытолкнутых из привычного мира, – мира фарфоровых кукол, трехколесных велосипедов, растрепанных книжек с картинками, расписных ваз, пушистых зайцев и игрушечных поездов со светящимися в темноте окошечками. Художник спектакля Тимофей Рябушинский (еще один дебютант!) эту атмосферу потерянного детского рая создал по какому-то наитию, распознав в ней главный режиссерский замысел. Оставалось лишь заполнить это пространство игрой – настоящей самозабвенной детской игрой, взахлеб и без перерыва. Так они и сделали: без тени смущения и высокомерия, на абсолютном доверии друг к другу и к режиссеру – на правах Семьи.

Узкие черные брючки, обтягивающие тонкую точеную фигурку, плоские балетки, огромные круглые пуговицы на белой курточке, лупоглазая кудрявая кукла под мышкой – это Мелисса. Неуклюжая вразвалочку походка, мешковатые брюки, задиристый грубоватый хохот, большие руки, сжимающие над головой только что собранный самолет – это Энди. В магнитофоне – сладкие шестидесятые, от этих мелодий сердце замирает и ухается куда-то в пустоту. В первых записках – первые корявые признания и попытки объяснить, кто мы в этом мире и зачем мы в нем. Вера Алентова и Владимир Меньшов бросаются в эту игру, как в омут, ничего не боясь и не стыдясь. Как дети, лишенные чувства опасности. И никакого театра – все по-настоящему. С морем слез и морем смеха, с рождением любви и ее невозможностью. С мучительным осознанием слова «никогда».

Семейный спектакль Меньшовых – это трогательное и бесхитростное обращение к простым человеческим чувствам, о существовании которых иногда стоит нам напоминать. Чтобы не растерять их окончательно.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 октября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: