Главная / Газета 20 Октября 2011 г. 00:00 / Культура

Страх быстрее вируса

«Заражение» проникло в Россию

ВИКТОР МАТИЗЕН

На экраны вышел блокбастер, в котором режиссер Стивен Содерберг и сценарист Скотт З. Бернс скрестили просветительский фильм с социально-политическим, а «фильм-катастрофу» с драмой из частной жизни. Получилось кино, в котором недостаток эмоций компенсируется избытком ума – что разочаровывает одних зрителей, но очаровывает других.

Паника, мародерство, подвижничество и героизм в фильме воспроизведены с документальным реализмом.<br>КАДР ИЗ ФИЛЬМА «ЗАРАЖЕНИЕ»
Паника, мародерство, подвижничество и героизм в фильме воспроизведены с документальным реализмом.
КАДР ИЗ ФИЛЬМА «ЗАРАЖЕНИЕ»
shadow
Из зарубежной командировки возвращается домой молодая женщина (Гвинет Пэлтроу), на вид слегка простуженная. Внезапный обморок, пена на губах, больничная палата, конец. Пошатывающийся парень выходит на дорогу и попадает под машину. Люди начинают кашлять, терять сознание и умирать где придется. Число заболевших и умерших растет в геометрической прогрессии. Вирусологи приходят к выводу, что возбудитель болезни передается через контакт с любой зараженной поверхностью. Люди начинают бояться пожимать друг другу руки и прикасаться один к другому. Более точный образ отчуждения придумать трудно, и в этот момент понимаешь, что на языке кино с тобой говорят умные и одаренные люди, которые не хотят ни щекотать нервы, ни запугивать, ни бить по чувствам – они только моделируют процесс распространения губительной инфекции в людском сообществе и демонстрируют поведение как отдельных индивидов, так и всего человечества в момент смертельной опасности для самого вида хомо сапиенс.

В «Заражении» едва ли не впервые в кино показано, как вместе с одной эпидемией возникают и нарастают две другие – эпидемия слухов, распространяемых через Интернет, и эпидемия паники, питаемая стадным инстинктом. Как возникают очереди за продуктами и несуществующими лекарствами, как обезумевшие люди штурмуют аптеки, очищают магазины, как грабители забираются в мертвые дома, как грузовиками свозят трупы в общие могилы, как пустеют города, как ведут себя власти, ученые, врачи и обычные граждане. И как, с другой стороны, человеческий разум борется с тремя напастями, привлекая телевидение, устанавливая карантины и кордоны, организуя раздачу продуктов, посылая исследователей на «родину» вируса, исследуя его молекулярную структуру и пытаясь синтезировать вакцину. Паникеры, мародеры, обыватели, подвижники и герои – полный спектр ожидаемых, но тем не менее впечатляющих человеческих проявлений. И все воспроизводится с таким реализмом, что на память то и дело приходят документальные кадры съемок в местах катастрофических событий и газетные репортажи. Кстати, любопытная деталь – Содерберг ненавязчиво указывает, что в западных странах (а картина охватывает практически весь мир) паника гораздо сильнее, чем в восточных.

Понятно, что при таком всемирном масштабе действия индивидуальным судьбам приходится уделять мало времени. Но тут режиссеру помогает собранный им сверхзвездный состав: Кейт Уинслетт, Марион Котийяр, Гвинет Пэлтроу, Дженнифер Эль, Лоренс Фишберн, Мэтт Деймон и Джуд Лоу, каждого из которых хватило бы на целый фильм. В отзывах на картину можно найти упреки в том, что им «нечего играть», но это несправедливо. Перед нами прежде всего суперпрофессионалы, умеющие и в небольшой роли сыграть характер и судьбу, а звездный статус, не мешая им делать свою работу, метафизически подчеркивает сверхзадачу того, что они делают на экране.

В этой многофигурной композиции самой интересной и новой для кино фигурой является главный сеятель паники – блогер Алан. Это помесь храбреца с трусом и правдоруба с лжецом, с удивительной точностью сыграна Лоу, который ведет крестовый поход против правительства и фармацевтических компаний. Он обвиняет власть в сокрытии правды об эпидемии, а фармацевтов – в нагнетании страха с целью нажиться на лекарствах, и одновременно трубит о том, что владеет гомеопатическим средством против болезни.

А сухой остаток фильма Содерберга заключается в том, что он ставит вопросы, на которые необходимо отвечать, хотя полный ответ на них дать невозможно. Если правда о распространении пандемии оказывается губительнее, чем сама болезнь, то в каких дозах ее следует разглашать? Если производство вакцины не поспевает за ростом количества больных, то как ее распределять, зная, что те, кому лекарство не достанется, завтра умрут? И наконец, нелицеприятный вопрос, обращенный к каждому зрителю: а как ты поведешь себя в предложенных обстоятельствах?

Опубликовано в номере «НИ» от 20 октября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: