Главная / Газета 18 Октября 2011 г. 00:00 / Культура

Переполох в орлятнике

Виктор МАТИЗЕН
shadow
Во время громкого скандала, происшедшего из-за выдвижения «Цитадели» на «Оскар», Никита Михалков набрал в рот воды. А теперь, едва оправившись от шока, пытается контратаковать, чтобы удержать российский «оскаровский» комитет под своим контролем, произнося для прикрытия пустые слова о «новой концепции» и «новых критериях» формирования этой комиссии. Хотя все его устремления сводятся к одному – ввести в новый состав комитета как можно больше «своих» или как минимум лояльных к нему людей.

В сложившейся вокруг «оскаровского» комитета ситуации речи Михалкова, который все убедительнее перевоплощается в комического резонера, достойны лишь насмешки. Ведь ни для кого не секрет, что именно он ввел в «оскаровский» комитет группу своих приближенных, достаточную для того, чтобы проводить нужные ему решения. Теперь этот проштампованный его карманной академией «Золотой орел» комитет, который выдвинул от России на «Оскар» провалившийся в прокате, не апробированный на международных кинофестивалях, раскритикованный в прессе и недостойный прежнего михалковского таланта фильм «Цитадель», сел в лужу. А Никита Михалков потерял моральное право говорить о каких бы то ни было принципах и концепциях.

В самом деле, разве не смехотворна эта «новая концепция», работа над которой, если верить Михалкову, «началась не вчера и не позавчера, а еще в начале этого года»? Что это, если не запоздалая и неловкая попытка оправдаться – мы, дескать, уже давно поняли, что нынешний комитет надо сменить, и теперь, после трехквартального труда, выработали «четкие, понятные, прозрачные критерии членства», как сообщил Михалов в интервью «РГ». Нечего сказать, умные головы заседают в академии «Золотой орел», если им понадобилось десять лет для понимания очевидного – что «оскаровский» комитет сформирован по непонятным, нечетким и непрозрачным критериям, и еще

9 месяцев, чтобы родить простейшее и притом весьма уязвимое решение – включить в комиссию всех российских режиссеров и продюсеров, фильмы которых были номинированы на «Оскар» или получали главные призы на международных фестивалях класса «А», включая Московский, которым уже 13 лет бессменно рулит сам Никита Сергеевич. Если бы Михалков предложил этот или аналогичный принцип формирования группы выборщиков тринадцатью годами раньше вместо того, чтобы раскалывать кинематографическое сообщество учреждением новой академии в противовес неподвластной ему академии «Ника», вряд ли кто стал бы возражать, а теперь кто же поверит, что его намерения соответствуют словам?

Вспомним в этой связи ситуацию, сложившуюся в 2009 году, когда Михалков, недовольный тем, что VII съезд кинематографистов России избрал председателем СК Марлена Хуциева, лично созвал так называемое «общее собрание» членов СК. Основная масса противников Михалкова на него не пришла, так как общее собрание противоречило уставу СК, предписывающему проводить съезд с выборами делегатов, и сторонники Михалкова оказались в большинстве. Ему осталось только насчитать кворум (а это, если надлежащим образом собрать доверенности, дело нехитрое) и отпраздновать пиррову победу.

Нечто в этом роде произойдет и сейчас, поскольку ряд кинематографистов, удовлетворяющих выставленным условиям, откажется (а они уже начали отказываться) войти в комитет, формируемый по принципам, выдвинутым скомпрометировавшими себя людьми, так что войдут в него лишь сторонники Михалкова или лояльные к нему лица – что ему и требуется.

Второй сомнительный момент заключается в том, что «золотоорловский», сиречь михалковский принцип не предусматривает обновления комитета, а в лучшем случае лишь его пополнение. И в самом деле, не может же Михалков даже подумать, что кто-то сменит его самого!

В-третьих, Михалков и его нукеры-академики «забыли», что в комитет имеют бесспорное право войти кинематографисты, имеющие российское гражданство и в то же время являющиеся членами той самой Американской киноакадемии, которая присуждает «Оскар», а именно: Рустам Ибрагимбеков, Андрей Кончаловский, Марина Голдовская...

В-четвертых, позволительно спросить: а разве киноведы и кинокритики, знающие современный зарубежный кинематограф, в том числе американский, гораздо лучше режиссеров и продюсеров, не имеют права решать, какой российский фильм стоит выдвинуть на «Оскар», особенно если принять во внимание его возможных иностранных конкурентов? Конечно, Михалков никогда не согласится, чтобы в комитет вошел хоть один представитель ненавистной ему профессии, осмелившийся не назвать «УС-2» шедевром, но разве это повод вовсе не считаться с ней?

В-пятых, неужели в российском «оскаровском» комитете не должны заседать создатели фильмов, победивших на крупнейшем российском национальном фестивале «Кинотавр», и призеры старейшей и наиболее легитимной национальной премии «Ника» в номинациях «лучшая режиссура» и «лучший фильм»?!

Чтобы предсказать дальнейший ход событий, не нужно быть Кассандрой. На днях принципы членства в «оскаровском» комитете и, возможно, персональный его состав предложит КиноСоюз, еще до михалковского выступления заявивший о неправомочности нынешней комиссии. Михалков и Ко, естественно, выдвинут свой членский список. После чего к двум национальным киноакадемиям добавятся два национальных «оскаровских» комитета. И с этим российским недугом придется иметь дело американцам, которые в 2012 году будут вынуждены либо признать правомочность одного из российских комитетов, либо сказать нашим кинематографистам, чтобы до выдвижения картин на «Оскар» самостоятельно вылечили свой национальный организм от раздвоения соборной личности. Что лучше всего сделать это посредством добровольного или насильственного (под давлением общественного мнения) переселения птенцов орлиного гнезда под крыло богини победы.

Тогда, кстати, можно было бы обойтись вовсе без «оскаровского» комитета, отправляя в Америку фильм, признанный лучшим единой национальной академией.

Автор – кинообозреватель «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 18 октября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: