Главная / Газета 4 Октября 2011 г. 00:00 / Культура

Семейный вопрос

В Москву доставили супружескую пару из Милана

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

В Пушкинский музей продолжают поступать шедевры из итальянских музеев, чей привоз приурочен к Году Италии. Москвичам предстоит оценить два портрета кисти Лоренцо Лотто, современника Рафаэля и Тициана. Этот художник Высокого Возрождения куда как меньше известен широкой публике, хотя и заслуживает самого высокого положения. Правда, привезенные в столицу портреты не слишком эффектны для первого знакомства с мастером.

shadow
В сравнении с блистательной карьерой его соотечественника Тициана судьба венецианца Лотто не слишком завидная. Он вынужден был мотаться по северным провинциям в поисках богатых заказов, его работы в Ватикане были уничтожены, чтобы уступить место модным фрескам Рафаэля, последние дни он провел в приюте в нищете и забвении. Лишь в конце ХIХ века Лоренцо Лотто был заново открыт как оригинальный и значительный мастер Возрождения. Не столь, конечно, эффектный как Микеланджело, не столь парадоксальный как Леонардо, но не лишенный своих глубин и загадок.

Особенно стали цениться портреты Лотто, в которых передавалась аристократическая возвышенность и тонкий психологизм моделей. Эти портреты оказались настоящей энциклопедией XVI века. Так, например, в Турции до сих пор известны «ковры Лотто» – так стали называть анатолийские ковры, которые художник чаще всего изображал в портретном антураже. Одним из странных шедевров Ренессанса числится лоттовский «Тройной автопортрет», хранящийся в Вене: живописец изобразил себя сразу в трех ракурсах – словно сфотографированного в постепенном развороте. До такого смелого кадрирования не доходили даже в ХХ веке.

shadow В Москву доставили два поздних портрета. В 1540-е годы Лотто отказался от излишней глянцевости, от сложных деталей, от аллегорий и знаков аристократизма в пользу чисто психологических черт. И здесь уже Лоренцо Лотто видят чуть ли не предшественником Рембрандта. Семейная пара из миланской Пинакотеки Брера – сорокалетний Фебо да Брешиа и молодая Лаура да Пола – хотя и не лишена всех полагающихся степеней богатства и знатности, впечатляет именно характерами и обезоруживающим контактом со зрителем. Выглядят они невероятно естественно и современно.

По уже сложившейся традиции, до того как попасть в Пушкинский музей, портреты успели погостить в особняке Берга, которое занимает итальянское посольство. И там рядом с ними устроили своего рода чтения-беседу. Тема встречи – семейные творческие пары. Речь шла о супружеских союзах в искусстве, об их плодотворности и в личном, и в общественном плане. В качестве главных гостей выступила кинематографическая пара Петр Буслов (режиссер «Бумера») и Евгения Евгиенко (художник по костюмам). Они представили еще один портрет – в начале декабря на экраны выйдет их фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой». Ведущие встречи явно выступали за супружеские союзы и сыпали множеством примеров «любви в искусстве» (от Гончаровой-Ларионова до Плисецкой-Щедрина и, конечно, Высоцкого-Влади). В итоге два ренессансных портрета были встроены в идиллию семейного творчества.

Правда, при более серьезном рассмотрении супружеская идиллия у Лотто выходит слишком хрупкой. Так, если повесить портреты в том порядке, какой был заведен в Средневековье и эпоху Возрождения (мужчина – справа, женщина – слева), окажется, что Фебо и Лаура отвернутся друг от друга. Если же помнить, что между ними почти 20 лет разницы, что это был явно династический брак по расчету, что долгой и счастливой жизни у них не вышло (муж довольно скоро после свадьбы погиб в битве, оставив вдову с тремя детьми), поневоле начинаешь вспоминать не только счастливые семейства (которые, по Толстому, скучно похожи друг на друга), но те, что «несчастливы по-своему». В конце концов, по статистике 70% браков в России заканчиваются разводами.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 октября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: