Главная / Газета 22 Сентября 2011 г. 00:00 / Культура

Передовики по объему

В Москве показали советский 3D-фильм 1940 года

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

В столичном кинотеатре «Художественный» во вторник открылся 4-й фестиваль авторского короткометражного кино «Арткино». Программа феста расширяется, в число конкурсантов попадают известные имена, в частности, свою работу на конкурс выдвинул Дмитрий Дюжев. Однако церемония открытия форума, посвященного короткому метру, неожиданно превратилась в ликбез по истории отечественного 3D (раньше оно называлось стереокино) и показ соответствующих картин. Нынешнее поколение киноманов вряд ли знает, что первопроходцем здесь был отнюдь не Кэмерон: оказывается, объемным изображением на киноэкране наши бабушки и дедушки наслаждались еще накануне войны.

Живейший интерес публики вызвала короткометражка Алексея Попогребского.<br>КАДР ИЗ ФИЛЬМА «BLOODROP»
Живейший интерес публики вызвала короткометражка Алексея Попогребского.
КАДР ИЗ ФИЛЬМА «BLOODROP»
shadow
«Товарищи зрители! Просим надеть очки!» – с такого титра начинается лента «Концерт» – первое советское 3D-кино. Впрочем, реставраторы Госфильмофонда, которые по крупицам собрали этот фильм, перевели его в «цифру» и на открытии «Арткино» впервые показали широкой публике, не любят, когда говорят «3D». «3D» – дитя индустрии, конвейерная продукция Голливуда, попахивающая попкорном. Для этих же людей (так и хочется сказать «тружеников отрасли») все, что связано с объемом на киноэкране, остается стереокино.

Принципиально 3D – то же стереокино. Разница разве что в технологии процесса съемок. Хотя наши стереоспецы, которых осталось мало, готовы подстроиться под голливудский «разъем»: «Самый лучший фильм Тридэ» делали именно с их помощью. И когда посмотрели результат, «придраться было не к чему». Последняя фраза, правда, произносится с оговоркой, что речь идет не о содержании этого фильма. Ну а реставрация «Концерта» 1940 года завершилась в этом году. По данным киноведов, в свое время, в начале 1941 года, этот фильм увидели около полумиллиона москвичей. Лента интересна не с художественной, а с исторической точки зрения. Ее героями стали социалистический поэт, оперная прима Большого театра, жонглер, птицы, животные...

Фильм хоть и давнишний, но не игровой и местами напоминал «Прибытие поезда». Народ, однако, реагировал живо. Во всяком случае, вполне подготовленная кинопублика дружно выдыхала «Уух!», когда играющая на арфе героиня одной из новелл вдруг кидает букет цветов, кажется, прямо в тебя. От ленты, сделанной больше 70 лет назад, такого не ожидаешь даже после часового ликбеза на эту тему. Можно только догадываться, какое неизгладимое впечатление произвел этот фильм на зрителей в 1941 году. Плюс ко всему постановка кадра не горизонтальная, как мы все привыкли, а вертикальная... И уж совсем невероятен тот факт, что в последний момент в Госфильмофонде нашли еще и цветную версию того же фильма... Не раскрашенную, а именно цветную, яркую, снятую на соответствующую камеру в том самом 1940 году!..

«Тридэшники», рожденные в СССР, – настоящие фанаты своего дела. О ремесле своем могут рассказывать часами, вот и во вторник они изрядно притомили публику подробностями своей технологии и благодарностями в адрес коллег. Рассказывали про систему «Стерео 70», с помощью которой снимали долгое время советское объемное видео. Последней работой системы «Стерео 70» стала зарисовка «Московские этюды» Александра Мелкумова. Ее показали на открытии вслед за «Концертом». Эта работа была снята во время празднования 850-летия Москвы (которое прошло с небывалым размахом), а заканчивать пришлось уже в 2003-м. Впрочем, «Московские этюды» представляют еще меньшую художественную ценность.

А вот третья 3D-короткометражка – работа Алексея Попогребского Bloodrop, снятая для альманаха «Эксперимент five» (в альманахе также участвовали Звягинцев, Буслов и другие «статусные» режиссеры) – вызвала живейший интерес современной аудитории и настроила публику на то самое арт-кино, ради которого все собственно и собрались. Уместнее, чем Попогребский в этой работе, 3D еще не использовал, кажется, никто. Режиссер с помощью своих героев – юноши и девушки (юношу сыграл, разумеется, Григорий Добрыгин – как же иначе?) – обыгрывает конфликт двухмерного и трехмерного пространств. «Трехмерный» герой забирается в окно в стене, там – как в коморке у Папы Карло – прекрасный мир: мебель, окно с шикарным пейзажем, красивая девушка. Но все это на поверку оказывается двухмерным. Девушку, поначалу испугавшуюся визита странного небритого гостя, герой Добрыгина сворачивает в рулон и забирает с собой в свой мир.

Фестиваль в Москве сейчас в разгаре. Как сказал в приветственном слове голландский кинорежиссер Йос Стеллинг, «даже если они (короткометражки) будут скучными, главное – что они короткие». Но практика показывает, что даже студенческие ВГИКовские работы, как правило, не скучны. По крайней мере, в век, когда все вокруг штампуют «продукты» и «проекты», иной раз приятно окунуться в мир, рожденный чьим-то искренним порывом души.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 сентября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: