Главная / Газета 19 Сентября 2011 г. 00:00 / Культура

Патриаршие пруды – новая станция метро

Булгаковские герои спустились в подземку

НАТАЛИЯ КАМИНСКАЯ

В МХТ имени Чехова – громкая премьера. Культовый роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» поставил венгерский режиссер Янош Сас. К этому произведению он прежде уже обращался у себя на родине. У нас же Сас более известен своими кинокартинами, в частности его «Мальчики Витман» получили приз на XX ММКФ.

Такими запомнят Маргариту и Мастера те зрители, которые не читали роман Булгакова.<BR>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Такими запомнят Маргариту и Мастера те зрители, которые не читали роман Булгакова.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Олег Табаков на сборе труппы, предварившем вечернюю премьеру, сказал: «Художественный театр задолжал Михаилу Афанасьевичу Булгакову. Немало радостей, но немало и страданий принес ему этот театр. Надо платить по счетам. Видимо, это выпало на наше время. У нас есть возможность это сделать».

Итак, первый долг отдан. Инсценировку булгаковского романа режиссер сделал сам и отнесся к работе столь бережно, что спектакль длится три с половиной часа, в течение которых зритель, в принципе, может восстановить все основные линии и перипетии литературного оригинала. Прежде всего, по признанию режиссера, спектакль адресован тем, кто романа не читал. Эта, увы, не столь малочисленная категория публики получает возможность подробно проследить эволюции героев: от первой, роковой встречи на Патриарших литераторов Михаила Берлиоза (Игорь Золотовицкий) и Ивана Бездомного (Виктор Хориняк) с Воландом (Дмитрий Назаров) и до финального «Свободен!», провозглашенного Мастером (Анатолий Белый) за пределами земного существования.

Спектакль Яноша Саса лишен каких-либо специально акцентированных Булгаковым тем. Особенно это касается сталинских реалий, которыми хоть и в афористичной форме, но буквально пронизан роман. На сцене МХТ разыгрываются истории любви и предательства, истории взаимоотношения смертных с высшими силами зла. Но все это лишено привязки – равно к советской Москве эпохи социалистического строительства и к библейским временам. Действие будто происходит здесь и сейчас. Персонажи (в том числе и Иешуа – Игорь Хрипунов, и Понтий Пилат – Николай Чиндяйкин) одеты в современные костюмы. На мониторы, висящие над сценой, проецируется суета московских улиц. Главный образ спектакля, придуманный художником Николаем Симоновым, – это метро: безликие застекленные двери, урбанистические входы в никуда и выходы из ниоткуда. Голос объявляет не существующую в реальности станцию «Патриаршие пруды», и венгерскому режиссеру легко можно простить подобный вымысел. Над порталом светит алая буква «М» (знак Мастера? Маргариты? Мефистофеля?), которая к сцене бала у Сатаны переворачивается, превращаясь в зловещее «W». Вглубь сцены уходят рельсы, по которым бредет, балансируя на тонкой грани, хрупкая Маргарита (Наташа Швец). Прямо на зал движется управляемый какими-то инфернальными силами вагон, временами это лишь остов вагона, населенный нежитью.

Сцены жгучей любви сменяются скорбными сценами психушки, весьма зрелищными картинами варьете и бала. Ушлый конферансье Жорж Бенгальский (Игорь Верник) общается с публикой, подсадные дамы толпой бегут из зала на сцену за новыми платьями, а в нижнем белье появляются уже только на экранах. Бал напоминает разудалое шоу, где Коровьев – Михаил Трухин и Гелла – Мария Зорина ведут себя как заправские шоумен и шоудива. Сам Воланд, слегка усталый и импозантный, напоминает очень успешного бизнесмена. В тот момент, когда он толкует о божественном равновесии добра и зла, на мониторах сменяют одна другую сцены современного военного и политического насилия. Там же возникают изможденное лицо распятого Иешуа и отрешенное – Маргариты, летящей в гости к Сатане.

Спектакль Яноша Саса, несмотря на свою продолжительность, смотрится динамично, насыщен образами, пусть не слишком для современной театральной практики оригинальными, но достаточно убедительными. А уж информации о событиях, происходящих в романе, в нем даже больше чем достаточно. Сложнее с темой высказывания, с его, что называется, сквозной авторской болью. Но, коль скоро режиссер адресовал свой спектакль в первую очередь тем, кто с книгой не знаком, такой счастливец вынесет из театра много нового.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 сентября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: