Главная / Газета 17 Августа 2011 г. 00:00 / Культура

Спецэффекты на два голоса

Оперные события сезона показали, что столице по-прежнему не хватает собственных звезд

МАЙЯ КРЫЛОВА

Итоги очередного оперного периода в Москве стоит подвести именно сейчас, когда до начала следующего этапа осталось не так много времени. Прошедший столичный сезон был для последних лет вполне характерным. И похоже, что достоинства и недостатки нашей оперы в ближайшем будущем никуда не денутся. Как всегда, главное внимание привлекал Большой театр, от которого ожидали начала реформ.

Владимир Моторин в сатирической оперной постановке Кирилла Серебренникова «Золотой петушок».<br>Фото: ДАМИР ЮСУПОВ
Владимир Моторин в сатирической оперной постановке Кирилла Серебренникова «Золотой петушок».
Фото: ДАМИР ЮСУПОВ
shadow
Раз уж официальные лица ГАБТа (в частности, новый музыкальный руководитель Василий Синайский) публично заговорили о необходимости перемен в оперной труппе, значит, наболело сильно. О запущенной болезни мог судить любой меломан, посещавший спектакли текущего репертуара: в огромной труппе мало кто поет на уровне высоких стандартов. Даже премьерные спектакли не так часто радуют голосами, хотя театр активно включился в мировую практику: на конкретный проект приглашается команда гостей из других оперных домов и стран. Впрочем, концертное исполнение современной французской оперы «Вишневый сад» ГАБТ успешно провел своими силами, вернее, силами Молодежной оперной программы, которая в этом проекте показала свою необходимость.

А вот нашумевший (и плохо принятый критиками) перенос «Дон Жуана» в постановке Дмитрия Чернякова в Москве потерял харизму, отличавшую премьеру спектакля во Франции. Постановка, в которой не удалось достигнуть взаимодействия оркестровой ямы со сценой, позиционировалась как прорыв к истинному Моцарту: Теодор Курентзис дирижировал «аутентичным» оркестром. К тому же «Дон Жуан» пострадал из-за среднего качества певческого отбора: к моменту приглашения в Большой многие участники французской премьеры подписали другие контракты. Театр, правда, в этом не был виноват: спектакль Чернякова возник в афише спонтанно, после отмены моцартовского проекта режиссера Анатолия Васильева. А вот «Золотой петушок» – ехидная сатира на нравы российской власти от Кирилла Серебренникова – от безголосья пострадал меньше: в первую очередь выручил замечательный певец Владимир Маторин.

Улучшать ситуацию с голосами в Большом взялись двумя способами: провели аттестацию певцов и приняли в театр четырех выпускников Молодежной программы. Второе стало возможным лишь после первого: свободных мест в штате труппы нет, уволить по российскому законодательству нельзя даже безголосого, а уговорить людей уйти не получается. Потерявшие голос держатся за рабочее место не из вредности – нужный рынок в Москве переполнен, а пенсии у пожилых певцов позорно малы, так что людей легко понять. Крайними же в этой ситуации становятся репутация театра и интересы зрителей.

Столичный Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко показал две премьеры. И романтическая опера Верди «Сила судьбы», и «Сказки Гофмана» Оффенбаха ставились на красивый тенор Нажмиддина Мавлянова – нового солиста, приехавшего из Ташкента. Украшением «Силы» стала Наталья Петрожицкая, а в «Сказках», качественно поставленных Александром Тителем, покорила прима театра Хибла Герзмава, спевшая трех разных по тембрам героинь оперы.

«Похождения повесы» в Камерном театре имени Бориса Покровского событием не стали: возобновленный легендарный спектакль Бориса Александровича показался, увы, морально устаревшим. В театре «Новая опера» сезон был неровным: сначала неплохо сделанный (совсем молодой женской командой) триптих «Голос Женщины», составленный из советских моноопер разного качества. Потом забубенный «Князь Игорь» режиссера Юрия Александрова, решившего врезать сатирой в традиции национального шапкозакидательства. И наконец, чересчур юмористический «Званый ужин с итальянцами», пародирующий оперы бельканто. Проблемной во всех смыслах получилась опера «Моцарт и Сальери» Римского-Корсакова в «Геликоне»: авторы спектакля уверяли, что гений, в сущности, был злодеем, а злодей – чуть ли не гением.

Гастроли петербургских театров показали, что в Северной столице всегда есть что посмотреть и послушать: «Иудейка» Михайловского театра поразила голосом приглашенного солиста Нила Шикоффа, а «Замок Герцога Синяя борода», подаренный Мариинским театром, заставил заслушаться пением Елены Жидковой и Уилларда Уайта. Правда, упомянутые имена выписаны из-за границы, что вызывает двойственные чувства. С одной стороны, прекрасно, что кастинг стал неотъемлемым атрибутом работы наших ведущих театров. Но российских победителей отбора на главные роли в премьерах пока не густо. И главное наслаждение от пения было, как правило, связано с гастролями заезжих звезд, выступавших в Концертном зале имени Чайковского. Те же «Сказки Гофмана» в концертном исполнении, с великолепной Лорой Клейкомб, спевшей четыре партии сразу. Тончайшее камерное сопрано кореянки Суми Йо. Безупречное меццо и артистизм Анны Бонитатибус. Роскошь несомненных гвоздей сезона – первое в России исполнение оперы Генделя «Ариодант» с Деборой Йорк и барочные оперы XVII века силами французского аутентичного ансамбля Les Arts Florissants («Цветущие искусства») с легендарным дирижером Уильямом Кристи. И дуэты из «Дочери полка» Доницетти, где голос итальянки Патриции Чьофи радовал публику вместе со «спецэффектами» Сергея Романовского – певца, сделавшего неплохую карьеру в Европе. Ритуальные девять «до» в исполнении тенора наверняка довели многих меломанок до обморока.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 августа 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: