Главная / Газета 16 Августа 2011 г. 00:00 / Культура

Портрет в шесть тысяч лиц

Французский фотограф запечатлел жителей Земли на одной инсталляции

ВИКТОР БОРЗЕНКО

Фотограф Ян Артюс-Бертран получил мировую известность благодаря серии своих кадров: разные уголки мира француз снимал с высоты птичьего полета, а затем демонстрировал на выставках и публиковал в журналах. Потом фотограф спустился с небес на землю (сломался вертолет, и пришлось сделать вынужденную посадку) и увлекся новой идеей – запечатлеть представителей различных народов. Так родился проект «Шесть миллиардов других», представленный после выставок в Европе в Московском доме фотографии.

С каждым из своих героев Артюс-Бертран поговорил о смысле жизни.
С каждым из своих героев Артюс-Бертран поговорил о смысле жизни.
shadow
Европейскую шумиху вокруг выставки быстро подхватили и в российской столице: экспозиция мгновенно стала модной, а на форумах стали обсуждать проект, «берущий зрителя за душу». Хотя, по сути, Ян Артюс-Бертран пошел по проторенной дорожке: жизнь не одной сотни фотографов проходила в погоне за портретами людей из различных уголков земли. Это классический прием в фотоискусстве: подобные снимки действительно впечатляют, особенно если собраны воедино. До Артюса-Бертрана это делалось много раз, но все же он превзошел многих своих предшественников, поскольку поработал в 83 странах мира, запечатлев 6 тысяч человек. Причем у каждого из них фотохудожник взял интервью, которое записал на кинокамеру.

Результат своего труда Артюс-Бертран представил на огромном полотне, куда проецируются сотни портретов. Получилось «живое панно», мозаика из человеческих лиц – в традициях постмодернизма. Эксперимент удался: можно разом охватить взглядом жителей всех уголков земли – от аборигенов Африки до селян Удмуртии, от колоритных индейцев до мусульманок в хиджабах… Для своих соседей по планете Артюс-Бертран, следуя, вероятно, Марселю Прусту, разработал анкету, состоящую из самых главных вопросов человечества: «Что такое любовь?»; «Что для вас счастье?»; «Легко вы прощаете обиду?»; «Что вы хотели бы изменить в своей жизни?»; «Чего вы больше всего боитесь?»; «В чем смысл жизни?» и так далее.

Метод далеко не оригинальный, много раз использованный в мировом кинематографе, начиная от короткометражек советских киностудий и заканчивая работами американских документалистов. Однако французский фотограф и здесь проделал титанический труд, не оставив ни одного интервью без внимания (интервью записывались шесть лет подряд на пятидесяти языках мира). Ответы респондентов звучат тут же: вот один из портретов увеличивается, и мы слышим голос австралийца или немца, француза или американца, мексиканца или россиянина. Инсталляция напоминает «Игру в классики» Кортасара: невозможно угадать, как ответит респондент, какой вопрос прозвучит следом, а главное – какой среди сотен портретов «заговорит», укрупнившись на большом экране.

Артюс-Бертран не скрывает, что хотел бы напомнить цивилизованному Западу, покрывшемуся гламуром, стремящемуся к технологическим новшествам, об истинных человеческих ценностях. Когда у фотографа сломался в Мали вертолет, то весь день пришлось провести в разговорах с одним из жителей местной деревни. Абориген рассказывал о жизни, о надеждах и страхах. Однако единственное, о чем он мечтал, – накормить детей. Позже Артюс-Бертран услышал тысячи подобных ответов, когда приступил к съемкам своего проекта.

Как ни странно, значения слов «счастье», «смысл жизни», «любовь» трактуются во всем мире одинаково. Например, в кадре сидит африканская женщина и на вопрос о счастье отвечает: «Я счастливый человек, потому что у меня в доме есть вода». На этот же вопрос отвечает состоятельная француженка: «Счастье – это мгновение, тихое спокойное чувство, связанное с рождением ребенка». Не менее оригинально отвечает американка: «Счастье – это знать, что правда была услышана». Никто из респондентов словно и не думает о материальных благах. У темнокожего парня спрашивают: «Чего вы боитесь больше всего?» По всему видно, что молодой человек не из богатых, наверняка боится потерять работу или лишиться крова. Однако он отвечает: «Самый большой страх – знать, что Бог существует». На сложные вопросы найдены едва ли не мудрые ответы. «Сегодня в нашем распоряжении просто невероятные средства коммуникации, – написал Артюс-Бертран для посетителей выставки. – Мы можем практически всё увидеть и всё узнать. Объем находящейся в открытом доступе информации велик, как никогда. Все это очень хорошо. Ирония состоит в том, что при этом мы знаем крайне мало о наших ближних».

Опубликовано в номере «НИ» от 16 августа 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: