Главная / Газета 27 Июля 2011 г. 00:00 / Культура

Мир «красных шаманов»

Забытые страницы советского искусства показал Русский музей

СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург

В Мраморном дворце Русского музея открыта выставка «След метеора», представляющая искусство народов Севера 1920–1930-х годов. Двенадцать работ из собрания Русского музея были дополнены экспонатами из Этнографического музея и Музея Арктики и Антарктики и составили уникальную экспозицию.

Северных Пиросмани показал Русский музей.<br>Фото: С САЙТА РУССКОГО МУЗЕЯ
Северных Пиросмани показал Русский музей.
Фото: С САЙТА РУССКОГО МУЗЕЯ
shadow
В 1929 году в Русском музее с небывалым резонансом прошла выставка «Искусство народностей Сибири», где были представлены живописные и скульптурные работы коренных народов Крайнего Севера и Дальнего Востока. Первобытно-реалистический взгляд на мир в соединении с приемами профессионального искусства произвели в художественном Ленинграде настоящий фурор и позволили возглавлявшему в те годы отдел новейших течений искусства Русского музея Николаю Пунину назвать экспозицию «революцией». «Звездным часом» северян стала прошедшая в 1937 году выставка в Париже.

Обратимся к предыстории. В 1925 году на рабфаке Ленинградского государственного университета открыли северное отделение. Северный рабфак был призван приобщить население Крайнего Севера и Дальнего Востока, как мы сказали бы сегодня, к достижениям цивилизации. Для учебы родовые, районные и окружные туземные Советы направляли наиболее «продвинутых» туземцев, важную роль играла классовая принадлежность. На практике большинство прибывших оказались элементарно неграмотны.

В 1926-м Северный рабфак вошел в состав Института живых восточных языков, в дальнейшем (1930) реорганизован в автономную единицу – Институт народов Севера (ИНС). В тайге и тундре ИНС прозвали «Чудесный чум», а его студентов – «красными шаманами». Понимание «чудесных знаков», умение «разговаривать» с книгами и газетами сделали «инсовцев» в глазах соплеменников людьми особого сорта.

В 1926 году на Севфаке заработала рисовальная студия. «В рисовальной студии, – рассказала корреспонденту «НИ» куратор выставки Любовь Славова, – преподавали корифеи, но «цветок» никогда бы не расцвел, если бы не их особенное отношение к учащимся. Умение изобразить предмет, вылепить форму было абсолютно несвойственно северянам – эти люди никогда прежде не рисовали и никогда не лепили из глины. Они не знали никакого искусства, но являлись носителями традиционной культуры, очень глубокой, очень древней, и обладали таким цельным воображением, что покоряли профессиональных художников. Наибольший вклад в развитие художественных способностей севфаковцев внес организовавший скульптурную мастерскую Леонид Месс».

Экспозицию открывают произведения «сибирского Пиросмани» Константина Панкова. Акварель «Синее озеро» поражает глубиной и насыщенностью цвета, кирпично-красные берега выполненного в технике масляной живописи «Рыболовецкого поселка» – непривычной экспрессией, цепляют глаз и другие работы талантливого ненца. Панков стал единственным из студентов-северян, кто относился к живописи как к главному делу жизни, и имел всемирную известность. Его жизнь оборвалась на Волховском фронте в 1941-м…

Сюжеты датированных тридцатыми годами прошлого столетия работ «Моржи на льдине» (эскимос Ашкамакин), «Олень бежит от волка в воду, пастух хочет волка убить» (эвенка Варвара Никитина), «В другое селение поехали» (чукча Василий Сироткин), «Гагары. Весна» (хант Кирилл Маремьянин) иллюстрируют обыденные явления повседневной жизни. Эти произведения, как, впрочем, и иные создания северян скорее документальны, нежели навеяны мало-мальским воображением, но в бесхитростной подлинности таится мощная внутренняя сила. Живописные работы соседствуют с силуэтами животных, вырезанными неизвестным художником и погружающими в аутентичную атмосферу, подчеркнуто натуралистичными гипсовыми изображениями людей и зверей.

Смена властных приоритетов, сталинские репрессии, Великая Отечественная война навсегда закрыли «северную» страницу. Институт народов Севера прекратил свое существование, архивы погибли, судьбы подавляющего большинства учащихся неизвестны. Остался только след – яркий и рассеявшийся во времени.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 июля 2011 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Сто лет назад он был варягом, она - принцессою была


«Все горит огнем, но нет тепла...»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Василия Попова и Владимира Кострова

Станислав Садальский- об Алексее Петренко:«Не стало бриллианта нашего кино»


Не стало Алексея Петренко. Светлая память...

Сергей Снежкин, Павел Санаев и Юрий Кара поделилилсь своими чувствами об ушедшем друге

Были маленькими и лишними, а потом они полюбили...

Диляра Тасбулатова оценивает две кино-сенсации февраля - «Ла ла ленд» и «Патерсон»

Главный приз Берлинале получил фильм о красивой истории любви на скотобойне


«Как будто с партитурой горнею художник вымысел сроднил»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Олесю Николаеву и Юрия Зафесова

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: