Главная / Газета 6 Июля 2011 г. 00:00 / Культура

«По щучьему велению, по моему хотению»

Желания российских мультипликаторов могут исполниться

МАРИЯ ТЕРЕЩЕНКО

Вдохновленные прошедшей на прошлой неделе встречей с премьер-министром РФ Владимиром Путиным, представители анимационного сообщества обсуждают теперь, как правильно распорядиться премьерской щедростью. На совещании мэтры и продюсеры озвучили свои желания, и Путин обещал разобраться по всем пунктам: ликвидировать ОГК (организацию, которая занимается дистрибуцией наследия «Союзмультфильма»), отремонтировать «Союзмультфильм», наладить кинопрокат современных отечественных неформатных мультфильмов, построить Центр российской анимации и увеличить финансирование в несколько раз.

Возможен ли компромис между авторским и коммерческим направлениями российской анимации – остается под вопросом.
Возможен ли компромис между авторским и коммерческим направлениями российской анимации – остается под вопросом.
shadow
Чтобы проработать детали, при правительстве создается специальная комиссия, которую возглавит вице-премьер Александр Жуков. Многое зависит от самих аниматоров – сможет ли сообщество делегировать правильных людей для работы с Жуковым и сумеют ли эти люди мыслить стратегически, жертвуя личными интересами ради общего блага. Пока, за исключением финансирования и проката, остальные планы и проекты выглядят не очень убедительно.

Для начала удивляет такая эмоциональность в вопросе об «Объединенной государственной киноколлекции» (ОГК). Претензии художников понятны: кому же понравится, когда твоими фильмами торгуют посторонние люди, спуская прибыли невесть куда и отчисляя тебе маленький процент (авторские гонорары варьируются от 10 до 140 тыс. в год). Но не стоит забывать, что ОГК – это вполне эффективное агентство, которое следит за коллекцией, занимается реставрацией, оцифровкой, дистрибуцией и пропагандой наследия «Союзмультфильма». Самым разумным кажется сохранить организацию, изменив порядок ее работы: сделать прозрачной финансовую схему, увеличить процент авторских отчислений и законодательно закрепить за художниками право влиять на судьбу своего кино. В противном случае либо права разойдутся по творцам, и тогда мульт-коллекция станет почти недоступна для кино, ТВ- и DVD-дистрибуции, а сами творцы ничего не выгадают, поскольку торговать кино у нас не умеют даже продюсеры, не говоря уж о художниках. Либо, как предлагает Путин, коллекция перейдет в «Госфильмофонд» – тоже государственную организацию, которая к тому же находится не в Москве и не имеет опыта торговли правами.

Сомнительно звучит и проект Центра российской анимации. Дом, в котором собрались музей, кинозал, фабрика по производству анимационных работ, образовательный центр и кружки для детей, напоминает чем-то знаменитый Сеульский анимационный центр – если бы не одна деталь. В том же здании будет располагаться художественный совет, чьи функции пока обозначены довольно расплывчато. По всей видимости, идея худсовета связана с представлением, также озвученным создателями проекта, что независимые анимационные студии, привлеченные возможностями центра, соберутся в большую дружную семью, которой совет и будет управлять. Этот компромисс между стремлением продюсеров создать мощную индустриальную базу и мечтой мэтров о возрождении большой студии похож на мифическое животное с ногами цапли и торсом медведя. Если центр обоснуется в центре Москвы, то производство будет золотым (высокая аренда, дорогая рабочая сила, необходимость дополнительных электроподстанций, которые тоже в Москве обойдутся недешево). А если возвести его за МКАД, то музею, кинозалу и детским кружкам будет не хватать зрителей. Наконец, сложно поверить, что студии добровольно пожертвуют своей независимостью и отдадут себя во власть художественного совета.

shadow В любом случае оба эти вопроса – про ОГК и центр – кажутся скорее частностями, не способными глобально изменить положение отечественного мультфильма. Куда более насущны проблемы экспансии на международный рынок, стимуляции ТВ-каналов к заказу и более активной дистрибуции нашего продукта, создания современных образовательных программ и разветвленной сети производственных студий. Увы, об этом пока вовсе нет речи.

Возникает ощущение, что анимационное сообщество оказалось совершенно не готово к правительственным милостям. Подобно многочисленным сказочным персонажам, которые, загадав неправильное желание, остаются ни с чем, наши аниматоры рискуют израсходовать свой волшебный шанс – на построение неработающих схем, способных скорее ввергнуть нашу мультипликацию в еще большую депрессию, чем послужить ее развитию. И это было бы очень обидно, поскольку ситуация с нашими мультфильмами подошла уже к той критической отметке, когда ошибки просто недопустимы.

Надежды, которые лелеют аниматоры, довольно понятны. Но сейчас куда важнее предугадать, с какими сложностями столкнутся планы по развитию нашей анимации.


Режиссер Андрей ХРЖАНОВСКИЙ:
– Мы, как художники, обратили внимание правительства на свое бедственное положение и к нашему изумлению правительство отреагировало быстро. Но впереди самое сложное – договориться друг с другом. Кажется, договорились о необходимости возрождения СМФ, но в новом качестве – как союза нескольких студий. И тут классический вопрос, как впрячь в одну телегу коня и трепетную лань. Конь – это коммерческая анимация, которая может существовать в виде сериалов и полных метров. Но есть и другая анимация, авторская, и именно она представляет собой то явление, которое известно во всем мире как русская анимация.
И встает много вопросов: как это сочетать, как организовать прокат коротких мультфильмов и сделать их производственно рентабельными – составлять ли их в программы, возрождая опыт полувековой почти давности, когда в нескольких кинотеатрах шли программы новейших мультфильмов, – или найти какой-то новый способ.
Еще один вопрос: как организовать подобие художественного совета или редсовета, который мог бы гарантировать беспристрастную, ответственную и качественную экспертизу. Сейчас такой экспертизы нет, распределение денег происходит случайно, и те крохи, которые выделяются на анимацию, подхватываются налетевшими коршунами. Кто схватил, тому и досталось. А многие качественные проекты остаются невостребованными.
Все эти задачи надо уже решать внутри сообщества. Если удастся, то мы будем на коне. А что касается лани, то ей нужно найти какую-то заповедную зону.

Руководитель проекта «Смешарики» Анатолий ПРОХОРОВ:
– Главное мое опасение – сможет ли самый верх нашей власти справиться с простым ФГУПом, который состоит из трех букв – ОГК. Потому что уже появилась новость, что ОГК передает «бешеные» суммы аниматорам. А это значит, что начинается подковерная борьба. И так как ОГК возглавляет бывший замминистра культуры (речь об Александре Голутве, который является и.о. генерального директора ОГК. – «НИ»), то закономерно опасение, что ОГК расформирована не будет. А это означало бы буквально паралич власти.
Другое опасение связано с тем, насколько мы сами сможем воспользоваться этой ситуацией. Если для процесса реформации отрасли будет дана отмашка – дальше многое зависит от наших собственных действий. Найдутся ли у нас достаточно хорошие и честные менеджеры, чтобы управлять организацией, распоряжающейся правами СМФ, и не воровать. Найдутся ли люди, которые смогут понять, как может существовать новый Центр российской анимации. Смогут ли быстро сделать проект, будет ли он внятным, получит ли одобрение.
Но дальше – вот государство дало денег и… Вопрос, как быстро мы сможем ответить. То есть, как быстро мы сможем сделать столько кино и такого кино, чтобы эти вложения казались оправданными. Одна из проблем – это чудовищно низкое КПД нашей авторской анимации. Но и здесь тоже не все зависит от нас самих.
Мы много лет ходили в Министерство культуры и объясняли, что при распределении денег на анимацию должна учитываться кредитная история. И не только для коммерческой анимации. Должна существовать и авторская кредитная история. Если ты сделал фильм плохо, то дальше ты не имеешь доступа к деньгам государства год, два, три. И недавно я об этом рассказал Вячеславу Тельнову (глава департамента кинематографии Минкультуры. – «НИ»). И вдруг Тельнов мне говорит – ровно это мы и хотим сделать, имея в виду закон по субсидиям. И это очень важно, поскольку, конечно, одно из движений должно сделать министерство – и мы должны почувствовать, что министерство хочет увеличить КПД.
Записала Мария ТЕРЕЩЕНКО

Опубликовано в номере «НИ» от 6 июля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: