Главная / Газета 22 Июня 2011 г. 00:00 / Культура

Фолк и заяц

Фестиваль «Дикая мята» ушел в леса и поля

КОНСТАНТИН БАКАНОВ, Калужская область

В комплексе «Этномир», расположенном на территории Калужской области, в минувшие выходные прошел двухдневный фолк-фестиваль под открытым небом «Дикая мята». Мероприятие собрало приверженцев традиционной культуры, в том числе и тех, кого со сцены феста обозвали «неоязычниками». Граждане неоязычники впитывали в себя выступления тех, кто поддерживает культуру русской песни. На «Дикой мяте» показали, что национальный фолк может развиваться не только по дорожке, протоптанной заядлыми подругами Надеждой Бабкиной и Надеждой Кадышевой.

Самарская группа «Матреха» нетрадиционно исполнила «Шумел камыш».<br>Фото: КОНСТАНТИН БАКАНОВ
Самарская группа «Матреха» нетрадиционно исполнила «Шумел камыш».
Фото: КОНСТАНТИН БАКАНОВ
shadow
Фестиваль в этом году должен был проходить, как и раньше, в московском парке «Тропарево». С бесплатным входом и толпой зевак. Но «административный ресурс» этим летом вдруг почему-то резко охладел к музыкальным оупен-эйрам (видимо, в Кремле губернаторам перестали за это ставить галочку в разделе «Культура»). Ну а раз галочку не ставят, то и нечего проблемы на себя брать, и муниципальные мужи, оценив объем уже вывешенной рекламы, сообщили организаторам «Дикой мяты», что фестиваль-де слишком быстро набирает обороты, и парк «Тропарево» не готов принять такое количество людей (в прошлом году «Мята» собрала около 25 тыс. человек). Ну а, как известно, любое дело, набирающее обороты в нашей прекрасной столице, требует отдельного разговора с московскими чиновниками с более весомыми аргументами, нежели музыка и культура.

Хотя число зрителей по сравнению с прошлым годом уменьшилось (понятно: добираться не так просто), в остальном «Дикая мята» от запрета несчастных столичных деятелей кабинетного искусства только выиграла: в московской суете и загазованности этот фестиваль обрекал себя на статус смотра самодеятельности. Зато в чистом поле рядом с избами, хатами и юртами разных народов, музеем русской печи и прочими уникальными этническими штучками ему самое оно! Особенно прочувствовать атмосферу можно было, если ехать на фестиваль с остановкой в городе Боровск, расположенном километрах в десяти от «Этномира»: заштатный райцентр, каких тысячи, сумели превратить в уникальный для российской глубинки мирок с расписанными домами, настенными репродукциями старых фотографий бывших владельцев здешних имений, шутливым глобусом Боровска, цитатами из писем жителей Циолковскому по поводу странного болида в небе, стихами на стенах и даже на гаражах, множеством церквей и удивительным видом на русские поля и леса. Едешь в сторону фестиваля, а на извилистом участке дороги тебя встречают нарисованные ромашки на кирпичной стене и надпись: «Красивого поворота!» В такой обстановке местным мужикам и пить-то грех! А музыка сама пробирается внутрь.

Главным музыкальным событием «Дикой мяты» стало возрождение группы «Иван Купала». Коллектив, впервые вышедший на сцену после 7-летнего перерыва, закрывал первый день. «Иван Купала» – абсолютное попадание в точку для «Дикой мяты», поскольку именно эта группа лет десять назад занялась, так сказать, переосмыслением русской народной музыки. Их песни «Здорово, Кострома», «Брови», «Ай, заинька, ай, серенький» были популярны у молодежи: это было одновременно и возвращение к корням, и отказ от кокошников и прочей поднадоевшей официозно-народной атрибутики. Главные хиты «Ивана Купалы» вызвали в калужских полях массу восторженных эмоций. Сейчас команда готовит новый альбом, который планирует выпустить осенью. Несколько песен из него было презентовано на «Дикой мяте», в частности «Старый» и «Родина». Похоже, группа образца 2010-х будет делать ставку уже не только на «деревенские» сюжеты, но и постарается выйти на более глобальные темы.

Из прочих выступлений на главной сцене выделялась самарская группа «Матреха». Несмотря на такое разлюли-малинистое название, солистка оказалась невысокого роста девчонкой-зажигалкой, весьма обаятельной, талантливой и современной. «Матреха» специализируется на обработках известных русских песен («Шумел камыш», «Виновата ли я» и так далее). Группа, между прочим, не вполне подходит под фестивальное определение «дикорастущая музыка»: это остальные участники «Дикой мяты» могут оставаться «сорняками» шоу-бизнеса, а этот коллектив способен зажить очень даже прагматичной жизнью. Сейчас на дворе эпоха «старых» песен, и «Матреха» дает им новую жизнь. На сцене – клавиши, саксофон, труба, электрогитара и барабаны. «Парня молодого полюбила я» – эту вещицу музыканты сделали в дисковерсии. «Ромашки спрятались» получились с обалденными проигрышами между куплетами – очень заводная танцевальная версия. Завершили свой сет ребята «русским народным танцем рок-н-роллом», а вокалистка Клавдия Пенькова представилась почему-то Катей: наверное, потому что «Матреха» и Клава – это уже перебор с «фольклором». Кстати, параллельно с «Дикой мятой» музыкантов показывали в эфире телешоу «Минута славы» с песней «Ах, за что люблю Ивана».

На фестиваль пожаловал игумен Сергий (Рыбко). Корреспондент «НИ» имел честь наблюдать бывшего музыканта отца Сергия неделей ранее в Самаре на мощном действе «Рок над Волгой». Следить за его проповедями перед меломанами довольно любопытно: в зависимости от формата фестиваля они отличаются. Здесь, в присутствии приверженцев «традиционной веры», он сказал о том, что не все были довольны тем, что крестили Русь. «Здесь немало язычников, наверное, да?» – вопрошал игумен. А заодно вспомнил, что за чтение Евангелие когда-то могли избить в советской милиции. Ведущая «Дикой мяты», с самого начала сообщившая всем, что она буддистка, подвела черту примерно таким образом: мол, наверное, и такое (православное) мнение имеет право на существование. Так что в отличие от рок-урагана здесь игумен выступал едва ли не на правах «альтернативщика». Вот вам, бабушка, и русский фолк...

Опубликовано в номере «НИ» от 22 июня 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: