Главная / Газета 27 Мая 2011 г. 00:00 / Культура

«Мои пьесы трудно ставить сегодня – нет секса в нужном объеме!»

Драматург Людмила Петрушевская:

Елена РЫЖОВА

У Людмилы Петрушевской, которая вчера отметила свой день рождения, множество ипостасей – она талантливый драматург, поэтесса, мультипликатор и певица. Спектакли по ее пьесам, поставленные Олегом Ефремовым, Марком Захаровым, Романом Виктюком и другими именитыми режиссерами, с успехом шли в театрах страны. «Новые Известия» поздравили Людмилу ПЕТРУШЕВСКУЮ с днем рождения и расспросили о ее ближайших театральных планах, а также о том, почему режиссерам сложно с ней работать.

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
– Людмила Стефановна, вы окончательно перестали сотрудничать с театрами?

– Нет. Просто раньше шло восемь спектаклей в Москве, а сейчас три. То есть внезапно обнаружилось, что мои пьесы сложно, что называется, воплощать на современной сцене. Секса нет в нужном объеме! А сейчас в театре необходимо другое – и смех, и грех. Новые таланты, московские молодые режиссеры просто не знают, что с моими текстами делать. Где там ширинка, где декольте, как с зоной бикини вообще? Надо акт показывать, а материала мало.

– Как же раньше выкручивались режиссеры?

– Прямо скажем: те люди, которые мои пьесы ставили в тяжелые советские времена, когда меня запрещали, – Роман Виктюк, Марк Захаров, Олег Ефремов, Роман Козак, Сергей Арцибашев – шли на постановку, как десантники в тыл врага. Как на пытку – в управление театров. Зная, что нужны годы, чтобы спектакль разрешили. Шли защищать, громко говоря, свое кровное дело. Но умер мой дорогой режиссер Олег Ефремов, умер замечательный Роман Козак – буквально на пороге нашей новой работы. Ушел к другому зрителю Роман Виктюк, а Марк Анатольевич Захаров, попросив у меня новый текст и прочтя его, выразился приблизительно так: этот автор сбрендил окончательно. Как бы там ни было, Марка Анатольевича я все равно люблю. А Сергей Арцибашев меня не покинул, так же как питерский Театр Европы Льва Додина, как Юрий Погребничко и театры по стране.

– Наверняка у вас есть немало материала, который впоследствии увидит свет в качестве театральной постановки…

– Драматургом я остаюсь, сборники выходят. Но есть пьесы, которые я не хочу пока что, до спектаклей, публиковать. В их числе трехактная под названием «Как прошло наше лето». Ее я отдала Дмитрию Брусникину, режиссеру, спектакль которого во МХАТе «Плач в пригоршню» я не могу забыть. МХТ имени Чехова принял эту мою новую пьесу, но насчет режиссера там стали раздумывать. Тогда я отдала Диме еще одну вещь, «Он в Аргентине», и Брусникин принес ее Ие Саввиной, и они с ним сразу начали репетировать. Вторая роль в этой пьесе у еще одной моей любимой актрисы, Натальи Теняковой. Обе эти гении (выразимся в женском роде) играли в нашем общем мхатовском «Московском хоре» девять лет подряд. Господи, какой это должен быть дуэт! Премьера назначена на осень, этим спектаклем Ия Саввина решила отпраздновать свой юбилей. Еще одну пьесу, «Балкон ку-ку», берет для постановки мой старый друг «Мейерхолл-лд» (так я его называла в свое время), Роман Григорьевич Виктюк. Он ее недавно уже прочел перед труппой под хохот собравшихся – хотя как раз насчет этой пьески Марк Захаров предупредил его, что автор немножко не в себе, ку-ку. Но талантливый режиссер и борец с реальностью, Роман Виктюк сказал артистам: «Я нашел ход».

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow – Вы как драматург обладаете правом вето в том, что касается ваших произведений? Или вы позволяете режиссеру делать с пьесой все так, как он видит?

– Нет, почти всегда было сотрудничество, и довольно настойчивое с моей стороны. Я считала, что действую в интересах зрителя. Ругались мы с Захаровым, с Любимовым, с Арцибашевым, от Ефремова я потребовала остановить спектакль «Московский хор», чтобы переработать второй акт, и он согласился, попросила остановить и переделать полностью «Темную комнату» (опять-таки все было сделано, как я просила – оставить вместо девяти актеров троих). У Товстоногова в театре не разрешила ставить свою пьесу, в Риге убрала из спектакля уже сделанную одноактовку, в Англии, в Лидсе и в Германии пыталась запретить свои пьесы… В Финляндии, в театре ТТТ в Тампере, где режиссер выкинул из спектакля небольшую сцену в «Трех девушках в голубом», я пригрозила, что уеду в Москву до премьеры, если текст не восстановят. Режиссер отвечал на это (дело было в ресторане): «Ну что вы все в Москву, в Москву!..» Кстати, я правильно сделала – именно на этой минутной сцене, которую мне возвратили, притихший зал начал вытирать слезы. Финны все поняли… Наконец, запретила один спектакль (не буду его называть) из-за того, что руководитель театра плохо обращался с моими друзьями-актерами. Видимо, поэтому теперь режиссеры зовут меня уже сразу на премьеру, как, например, Лев Додин в Питер.

– Насколько мы знаем, 31 мая в киноклубе «Эльдар» у вас будет большой концерт…

– Да. Этот концерт я назвала «Кабаре Одного Автора, или 37 мая» – в память о мхатовском спектакле под таким названием и с намеком на то, что данный проект не влезает в обычные рамки. Там будут мои собственноручные мульты, а также планируется показать видео, сохранившиеся от легендарных спектаклей – с Лией Ахеджаковой и Авангардом Леонтьевым, например. Буду читать смешные стихи-хи и рассказывать истории. Кроме того, выведу в свет мои шляпки, шемизетки и митенки, как настоящая кабаретная певичка. И, наконец, мы с моим замечательным оркестром «Керосин» исполним бессмертные шлягеры двадцатого века – польские, французские, американские, португальские, немецкие (к ним я написала тексты), а также мои собственные песенки.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 мая 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: