Главная / Газета 18 Мая 2011 г. 00:00 / Культура

Детская площадка

В каннском конкурсе выявился явный «возрастной перекос»

ЕВГЕНИЯ ТИРДАТОВА, Канны

Если бы Каннский фестиваль был плановым хозяйством, можно было бы подумать, что на этот раз ему заказано включить в конкурсную программу как можно больше фильмов о детях.

Фильм «Древо жизни» – история воспоминаний о детстве.
Фильм «Древо жизни» – история воспоминаний о детстве.
shadow
Мы уже писали о фильме «Ретушь» француженки Майвенн о деятельности Специального отдела полиции по защите детей, свидетельствующем о том, что главную опасность для «цветов жизни» представляют взрослые; писали о фильме «Нам нужно поговорить о Кевине» англичанки Линн Рэмзи, в котором говорится о безуспешных попытках несчастной матери справиться со своим ребенком, уродившимся монстром, и о фильме «Мальчик на велосипеде» режиссеров Жан-Пьера и Люка Дарденн. Но «детская площадка» Каннского фестиваля продолжает расширяться. В малоудачной картине австрийца Маркуса Шляйнцера «Михаэль» 35-летний служащий Вольфганг, благополучно устроенный в жизни, имеющий нормальную работу, приличных коллег, обычных мать и сестру, держит в своей квартире в заточении 10-летнего подростка, которого заставляет заниматься с ним сексом. Шляйнцер идет по стопам своего знаменитого шефа Михаэля Ханеке, на картинах которого он работал в качестве кастинг-директора. Хоть картина и сделана в подражание Ханеке (ровное, бесцветное течение событий к концу оборачивается кошмаром), но внутреннего нерва, который всегда есть у мастера, в ней не хватает.

Герой картины братьев Дарденн ищет бросившего семью отца.
shadow В центре вселенской эпопеи Теренса Малика «Древо жизни» о происхождении жизни и ее смысле – история воспоминаний Джека (Шон Пенн) о детстве, которое он провел в американской глубинке с двумя братьями, матерью (Джессика Честейн) и отцом (Брэд Питт). Папа, несмотря на то что был фермером, душой всегда оставался человеком искусства, играл попеременно то на органе, то на фисгармонии и пианино, при этом был он весьма неласков с детьми, что Джек запомнил на всю жизнь. Воспоминания Джека погружены в искусно сотворенный режиссером с помощью компьютера визуально впечатляющий хаос, из которого рождается жизнь. Мир Теренса Малика – для американского режиссера, несомненно, удивительный, если бы мы только не знали миров Андрея Тарковского или Ингмара Бергмана. Впрочем, отсылки эти совсем неплохие, а еще здесь можно разглядеть и Орсона Уэллса (постоянные нижние ракурсы и глубинные мизансцены). Картина странная, безусловно, авторская, достаточно скучная, что позволяет считать ее отличным претендентом на Золотую пальму, тем более что великий молчальник Малик никогда ее еще не получал.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 мая 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: