Главная / Газета 11 Апреля 2011 г. 00:00 / Культура

Этим летом на краю

«Ника» оттолкнулась от «Золотого орла»

ВИКТОР МАТИЗЕН

Прошла церемония вручения национальной кинематографической премии «Ника» за 2010 год. Лучшим фильмом года был признан «Край» Алексея Учителя, лучшим режиссером – Алексей Попогребский («Как я провел этим летом»). «Брестская крепость», которой некоторые эксперты предрекали первенство, выиграла только в трех частных номинациях – звук, костюмы, работа художника.

Лучшим фильмом года признан «Край» Алексея Учителя.<br>Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
Лучшим фильмом года признан «Край» Алексея Учителя.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
Таким образом, в двух главных номинациях «Ника» попросту поменяла местами акценты, расставленные «Золотым орлом», который за лучший фильм наградил Попогребского, а за лучшую режиссуру – Учителя. Поскольку обе премии имеют внутренне присущую им мотивацию, с их стороны это были противоречивые и нелогичные ходы. Расклад скособочил Никита Михалков, который решил не выставлять на суд собственной академии кисло принятую публикой и прессой первую часть «Утомленных солнцем-2» и потерял интерес к премиальным итогам года, а без водителя премиальная машина «Золотого орла» съехала на обочину и покатилась по бездорожью. В сложившейся ситуации идеологически оптимальным для «державной» премии решением было бы признать лучшей картиной «Брестскую крепость», сделанную по лекалам советского патриотического кино, или в крайнем случае героический «Край», но уж точно не удаленный от всякой актуальности фильм Попогребского – тем более что с художественной точки зрения все три названные картины одинаково уязвимы. Но «Орел» сделал то, что сделал, и «Нике», дабы не повторять пройденное, пришлось отказаться от собственной логики и совершить рокировку.

Топтание двух общекинематографических премий 2010 киногода на одном пятачке наглядно показывает, что главная проблема состояла в отсутствии выбора. Помимо тех, о которых говорилось выше, в списке российских игровых лент 2010 года не осталось почти ничего, что могло бы привлечь общее внимание. «Белому слону» было проще: в прошлом году вышло по меньшей мере пять авторских фильмов, достойных признания критики (но не публики, для которой они чересчур радикальны), – «Овсянки» Алексея Федорченко, «Обратное движение» Андрея Стемпковского, «Счастье мое» Сергея Лозницы, «Другое небо» Дмитрия Мамулии и «Кочегар» Алексея Балабанова. Но истинное несчастье заключается в том, что ни одна профессиональная премия не смогла бы найти ничего интересного ни в одном прошлогоднем лидере проката. Любовь в большом городе к яйцам судьбы – зрелище не для цивилизованных людей. Поле между чисто коммерческим и чисто авторским кино, то есть пространство мейнстрима, оказалось почти пустым.

В итоге «Ника» пересеклась с «Орлом» только по звуку (Филипп Ламшин и Анатолий Белозеров, «Брестская крепость» и по главной мужской роли Владимира Машкова в «Крае». Премию за лучшую мужскую роль второго плана, как и на «Белом слоне», взял Евгений Миронов («Утомленные солнцем-2»). Двум этим замечательным актерам не впервой номинироваться одновременно (вспомним «Лимиту»), но получать награды на одной церемонии им довелось в первый раз.

С женщинами у «Ники», как у настоящей Фемиды, отношения нелогичные: никому даже в голову прийти не могло, что она отыщет лучшие роли в слабеньком опусе «Китайская бабушка», не замеченном зрителями, фестивалями и критикой. Впечатление такое, что Ирину Муравьеву и Нину Русланову премировали не глядя, что называется, за имена.

Выбрать лучшего сценариста «Нике», как и «Слону», было не трудно – конечно, Денис Осокин, «Овсянки». «Овсянкам» досталась и награда за лучшую музыку Андрея Карасева. Почетную премию за честь и достоинство получил ко всеобщему удовлетворению Сергей Юрский, а за вклад в кинематографические науки и образование – Армен Медведев.

Сама церемония, прошедшая в Театре оперетты, растянулась на 4 с половиной часа из-за обилия концертных номеров, число которых легко можно было сократить раза два – не потому, что они были плохи, а потому, что излишни. Нельзя было обойтись без острого спича Михаила Ефремова на стихи Дмитрия Быкова, без традиционного кинокапустника с «хреновостями» и еще без одного-двух выступлений. Впрочем, до рекорда продолжительности – семи с половиной часов в 1996-м, кажется, году – нынешняя «Ника» все равно не дотянула.

Опубликовано в номере «НИ» от 11 апреля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: