Главная / Газета 1 Апреля 2011 г. 00:00 / Культура

Актриса Евдокия Германова

«Розыгрыши становятся все более жестокими и изощренными»

Ангелина ГЛЕБОВА

В ближайшее время на экраны выйдет фильм режиссера Андрея Смирнова «Жила-была одна баба». В этой картине снялась Евдокия Германова – актриса, которую буквально после первого появления на киноэкране стали называть русской Джульеттой Мазиной. Сегодня она много снимается в кино, работает в Театре под руководством О. Табакова и преподает в Школе-студии МХАТ. О съемках в новом фильме, о своих педагогических секретах и о том, что самое главное в актерской профессии Евдокия ГЕРМАНОВА рассказала корреспонденту «Новых Известий».

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Евдокия, на вашем счету около шестидесяти киноработ. А чем запомнились съемки в фильме «Жила-была одна баба»?

– На этих съемках я с головой погрузилась в крестьянскую жизнь Тамбовской губернии как до революции, так и после. Андрей Смирнов 15 лет изучал историю и быт деревенских жителей Тамбовской области и все это время работал над сценарием будущего фильма. В этой картине все, я бы сказала, по-научному. Мы были одеты в национальные костюмы того времени, педагоги даже обучали нас тамбовскому говорку.

– Легко ли совмещать работу в театре и Школе-студии со съемками в кино?

– У меня нет выбора. Олег Павлович Табаков ставит актеров в такие условия, что в свободное от театра время мы можем заниматься кино, педагогикой, чем угодно, но только не в ущерб театру.

– Летом вы помогали Олегу Табакову отбирать учеников в актерскую школу для одаренных детей. Есть ли у вас критерий, по которому вы сразу распознаете актерский талант?

– Видите ли, какая история: не только взрослые, но и дети живут с большим количеством душевных изломов. Жизнь вот так складывалась, что вовремя им или нам что-то не объяснили важное. В результате многие люди настолько сильно закомплексованы, даже 18-летние, которые приходят поступать в Школу-студию МХАТ, что забиты разными клише. Расчищать эту кучу ненужных стереотипов бывает крайне сложно, а очень часто и невозможно. А вот 16-летние абитуриенты, поступающие в актерскую школу Олега Табакова, как правило, еще не успели обрасти установками. Они пока свободны, смелы и готовы покорять мир, грудь жаждет вдохнуть в себя весь мир. Огромная энергетическая сила – она необходима для актера. К тому же 16-летним объяснить многие вещи гораздо проще, чем 18-летним, потому что, несмотря на свою стеснительность, они еще способны пробовать, слушать и слышать. Отличительная черта актерского таланта, на мой взгляд, – наличие «атома солнца» в человеке. Часто этот атом бывает врожденным, иногда приобретенным, но без него в нашей профессии никак. Главное, чтобы была искорка, с помощью которой человек заполняет собой пространство. А еще надо уметь и хотеть про себя рассказывать, делиться собой с людьми. Актер должен делиться… Это не эгоизм, а самоотдача. Мы ищем в абитуриентах живой импульс и «атом солнца»… А правильно говорить и хорошо играть – этому мы, опытные актеры и педагоги, уж поверьте, научим.

– А если будущий актер от волнения забыл слова, если растерялся?

– Так часто бывает, что абитуриенты волнуются. Ничего страшного. Есть организмы, которые сразу созданы для игры на сцене, они очень подвижные эти организмы… А бывает, что все данные для того, чтобы стать актером, у молодого человека есть, а организм его противится игре, перевоплощению и защищается волнением.

– Олег Табаков говорит, что за каждого ученика он берет ответственность, и если видит, что абитуриент не готов умереть ради сцены и пока не уверен, что будет служить актерской миссии до конца, то дает ему шанс созреть, хорошо подумать о своем выборе. Это так?

– Бывает, что у очень талантливых ребятишек душа спит. И в этом случае Олег Павлович считает, что лучше дать время юной душе созреть и, возможно, пострадать. И уже потом поступать в Школу-студию МХАТ, а не в его актерскую школу, куда принимают после девятого класса. В актеры следует идти только тем, кто Богом да мамой с папой на это дело рассчитан. В противном случае будет пожизненная каторга. Причем не только для самого горе-артиста, но и для всех окружающих. Это не очень-то большое удовольствие смотреть на изнывающих от тоски или своей беспомощности актеров!

– Сегодня первое апреля – день, когда принято друг друга разыгрывать. Вы сыграли роль мамы в фильме «Розыгрыш-2» С высоты своего поколения скажите, изменились ли за 30 лет школьные розыгрыши?

– С каждым годом способы розыгрышей – как у детей, так у взрослых, – становятся более жестокими и изощренными. Нам с Димкой Харатьяном в наши юные годы и не снилось того, что сегодня известно детям в мельчайших подробностях. Порой мне страшно даже подумать, что вырастет из детей, которые обо всем на свете знают, у которых все есть и которым не к чему стремиться.

– А ваши студенты вас часто разыгрывают?

– Ну лично меня не разыграешь!

– Вы в педагогике применяете актерские навыки?

– А как же! В воспитательных целях очень важно сместить внимание ребенка на что-то другое, ну чтобы отвлечь его от ненужного занятия или ненужных эмоций. Бывает гораздо полезнее не акцентировать внимание на проблеме, как это часто делают родители и педагоги, а увлечь его чем-то иным, хитро увести в правильное русло.

– Но этот способ чреват тем, что молодой человек тоже будет искать случай отвлечь от своих основных занятий, то есть ввести вас в заблуждение?

– Надеюсь, что намерения студентов понимаю правильно. Как правило, все приходят в театральную школу с таким видом, что все им до лампочки, и они сами короли, и все могут. Но это просто такой способ защиты.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 апреля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: