Главная / Газета 22 Марта 2011 г. 00:00 / Культура

Служебный обман

Можно ли во второй раз снимать одну и ту же реку?

ВИКТОР МАТИЗЕН

Новый «Служебный роман» нельзя назвать иначе, чем нечаянным подарком Эльдару Рязанову. Слабость подражания так подчеркивает силу оригинала, как не смог бы сделать ни один льстец. Иначе говоря, нам доказали «от противного», что из одного желания повторить чужой успех хорошее кино не рождается.

Герой ремейка увозит возлюбленную не на такси, а на мотоцикле.<br>КАДР ИЗ ФИЛЬМА «СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН. НАШЕ ВРЕМЯ»
Герой ремейка увозит возлюбленную не на такси, а на мотоцикле.
КАДР ИЗ ФИЛЬМА «СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН. НАШЕ ВРЕМЯ»
shadow
Вообще говоря, новые экранизации старых пьес так же естественны, как их новые постановки. Но в кино ходит куда больше народа, чем в театр, а киношная публика проще и консервативнее театральной, так что новая версия любимого старого фильма вызывает пропорционально больше шума, чем новый спектакль по знакомой пьесе. Когда в России читали классическую литературу намного чаще, чем сейчас, выход каждой экранизации, в частности «Жестокого романса» того же Рязанова, посмевшего слегка осовременить «Бесприданницу» и уложившего Ларису в постель к Паратову, производил эффект осквернения храма, чьи добровольные охранники тут же бросались рвать на части святотатца. И если кто-то из них дожил до наших дней, он должен испытывать глубокое моральное удовлетворение от того, что с произведением Рязанова обошлись примерно так же, как сам Эльдар Александрович некогда обошелся с произведением Островского.

Между тем никаких причин для выражения эмоций «Служебный роман»-2011 не представляет. Стереть из общественной памяти или вытеснить с телеэкранов своего предшественника ему не удалось бы даже в том случае, если бы новый фильм был сделан с расчетом на многократный просмотр. И уж совсем смешно волноваться по поводу однодневки и призывать общественность (как это делает группа поклонников «Служебного романа»-1978) к бойкоту произведения, всего-навсего рекламирующего офисную любовь наравне с напитком чайного цвета под названием «коньяк». Хотя было бы забавно посмотреть на толпы сограждан, осадивших кинотеатры с лозунгами «Руки прочь от советской киноклассики!».

Что постоянно бросается в глаза при созерцании конторского романа, перенесенного в офисные времена, так это неловкость его создателей. Визитной карточкой для оценки их находчивости может служить, к примеру, кадр, в котором герой будущего романа везет дочек мимо Кремля в школу… на мотоцикле с коляской – уместнее была бы только телега, съехавшая в современную Москву с картины передвижника. Или взять сценку с упомянутым выше «плейсментом» питьевого продукта. Когда Шон Коннери наливает себе виски «Деварс», это еще может вызвать желание собезьянничать, но когда захудалый клерк отхлебывает пиво «Жиртрест», комментарии излишни.

Сравнение постсоветской копии с советским первоисточником обнаруживает ее системную бессвязность, в равной мере обусловленную элементарностью сценарного мышления и отсутствием опор в современной действительности, к которой обращается фильм. К моменту создания первого «Служебного романа» советская реальность так устоялась и унифицировалась, что по одной совковой конторе можно было судить о сотнях других, так что авторам пьесы и фильма не нужно было особо напрягаться, чтобы узнаваемо воспроизвести и слегка утрировать в слове и затем на экране производственные и прочие связи сотрудников. О том, чтобы сделать то же самое с гораздо более разнообразным и переменчивым постсоветским миром, авторы фильма даже не думали. Поэтому их «финансовый аналитик» спокойно катит мимо кремлевских стен на колясочном мотоцикле, а не на «Мерседесе», секретарем строгой владелицы «рейтинговой компании» работает существо с гомосексуальными ужимками, а современные молодые люди носят отчества «Ефремович» и «Прокофьевна». Будь эта смесь евроремонта с нижегородской купеческой отделкой хоть на полушку осмыслена – могла бы выйти недурная комедия эклектичных нравов, а поскольку мысль в этих апартаментах даже не ночевала, остается только пожимать плечами.

О развитии главной линии – «романических» отношений между подчиненным и начальницей – долго говорить не приходится: искусство режиссуры таково, что чуть ли не каждый любовный эпизод срывается в пошлое клиповое «бла-бла-бла». То есть в похлебку из гламурных изображений и такого же музыкального сопровождения, особенно режущего слух рядом с использованной в фильме музыкой Андрея Петрова к старому «Служебному роману».

При таком постановочном мастерстве особых претензий к актерам, собственно, нет. Они играют ни хорошо, ни плохо – попросту никак. А Иван Охлобыстин в эпизодической роли тренера по бизнесу и Павел Воля в роли секретутки (если не думать, что такая начальница ни за что не взяла бы такого помощника) – даже и ничего. Только вот погоды в фильме они не делают.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 марта 2011 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

«Все горит огнем, но нет тепла...»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Василия Попова и Владимира Кострова

Станислав Садальский- об Алексее Петренко:«Не стало бриллианта нашего кино»


Не стало Алексея Петренко. Светлая память...

Сергей Снежкин, Павел Санаев и Юрий Кара поделилилсь своими чувствами об ушедшем друге

Были маленькими и лишними, а потом они полюбили...

Диляра Тасбулатова оценивает две кино-сенсации февраля - «Ла ла ленд» и «Патерсон»

Главный приз Берлинале получил фильм о красивой истории любви на скотобойне


«Как будто с партитурой горнею художник вымысел сроднил»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Олесю Николаеву и Юрия Зафесова

Киркорову грозит шесть лет тюрьмы за ложный донос на Маруани


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: