Главная / Газета 21 Марта 2011 г. 00:00 / Культура

По-нашему, по-бродвейски

Театр Моссовета объявил «Кастинг»

ОЛЬГА ЕГОШИНА

В борьбе за зрителя драматические театры сделали ставку на спектакли-шоу. Взяв за основу либретто Джеймса Кирквуда, режиссер Юрий Еремин написал пьесу «Casting/Кастинг» и поставил ее на сцене Театра имени Моссовета. На главную роль режиссера-хореографа Еремин пригласил Аллу Сигалову, которая также стала хореографом-постановщиком спектакля.

Актеры театра, подготовленные Аллой Сигаловой, стремятся танцевать профессионально.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Актеры театра, подготовленные Аллой Сигаловой, стремятся танцевать профессионально.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
В один из самых лирических моментов спектакля «Одновременно» герой Евгения Гришковца обращался в зрительный зал с признанием. Оказывается, больше всего на свете он мечтал выйти на сцену и спеть, как Элвис Пресли, и вот сейчас он попробует осуществить эту мечту… Гришковец подносил к губам микрофон… и звучал голос Муслима Магомаева из мультфильма «Бременские музыканты»… Зал смеялся благодарным и понимающим смехом. Сомнительные желания и мечты есть у каждого. Маститый режиссер мечтает… написать пьесу. Заслуженный хореограф – станцевать главную партию… Драматическая актриса – выйти а-ля Лайза Миннелли и спеть хит из «Кабаре» Боба Фосса… Драматические актеры мечтают танцевать, а танцоры произносить тексты…

Самое страшное свойство этих мечтаний – то, что они ненароком сбываются… И куды бечь? Серьезный и продуктивный режиссер Юрий Еремин пишет пьесу. Ну, не совсем пьесу, а нечто, что в веке девятнадцатом называли «переделками», «перелицовками», «переносами»… Взяв за основу либретто Джеймса Кирквуда, ставшего сценарной основой культового фильма «Кордебалет» Ричарда Аттенборо, Еремин перенес действие на родную российскую почву, насытив всякого рода нашими жизненными и театральными реалиями. Скажем, Ольга Кабо играет немолодую танцовщицу, которая вздыхает, что похожа на какую-то там Кабо, и мечтает быть похожей на Лайзу Миннелли…

Перенос бродвейских шоу на родные отечественные подмостки – вещь достаточно распространенная. И происходит он обычно по лекалам советской поваренной книги: «если у вас нет осетрины, возьмите треску». Собственно, так и происходит. Вместо сценических бродвейских чудес – подмостки провинциального драмтеатра с дырками в полу и вечно гаснущим светом. Вместо оснащенных профессионалов на кастинг приходят любители с вставленными Юрием Ереминым душераздирающими историями из жизни в постперестроечной России. Бродвейский хореограф Зак (в фильме его играл Майкл Дуглас) стал режиссером-хореографом «Анной Павловной из Москвы»… А возлюбленная солистка Касси (давно ушедшая от Зака и внезапно появившаяся на кастинге) превратилась в накачанного танцора Михаила.

Актеры Театра Моссовета и примкнувшие к ним несколько танцоров-профессионалов стараются, как могут. И даже больше, чем могут. Сыгравшая Анну Павловну Алла Сигалова также участвовала в спектакле как хореограф-постановщик и действительно совершила нечто близкое к чуду. За месяцы репетиций добилась буквально от всех участников уровня танца для драматического театра более чем удовлетворительного.

Бенефисную роль Анны Павловны (не путать с Анной Павловой!) Алла Сигалова играет с сочувствием, пониманием и иронией. Известная по эту сторону Диканьки и по ту сторону Диканьки (как же – ставит подтанцовки для самой Лаймы Вайкуле, появляется на телеэкране!) режиссер-хореограф Анна Павловна появляется в подчеркнуто модном наряде, резко контрастирующем с рабочими трико участников кастинга. Эта Анна Павловна кокетничает и капризничает как примадонна и общается с участниками с железной несгибаемостью укротителя тигров. Однако постепенно за несколько карикатурной внешностью «столичной штучки» проступает усталая женщина, слишком хорошо знающая что почем; привыкшая все и вся держать под контролем. Эта Анна Павловна хорошо знает, что стоит ослабнуть ее воле (или ее несгибаемой спине), и – все рухнет. Рано или поздно так и будет… Но пока – музыка, маэстро!

Личная энергетика Аллы Сигаловой привносит необходимый нерв в распадающийся и расползающийся спектакль.

В финале все участники спектакля в красных фраках идут парадной стеной на зал. Видевшие фильм Аттенборо непременно вспомнят этот дробящийся в тысячах зеркал неудержимый вихрь… На сцене Моссовета все, разумеется, победнее, поскромнее и попроще, но треску… и т.д.

Лично я твердо убеждена, что за отсутствием осетрины не стоит ее готовить. Но, – что учел Театр Моссовета, – понимаю, что в Москве есть немало любителей трески…

Опубликовано в номере «НИ» от 21 марта 2011 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: