Главная / Газета 22 Февраля 2011 г. 00:00 / Культура

«Иметь гражданскую позицию у нас считается из ряда вон»

Актер Александр Лазарев-младший:

АНЖЕЛИКА ЗАОЗЕРСКАЯ

Достойно представляя актерскую династию, уже много лет служит в театре «Ленком» сын знаменитых артистов Театра имени Маяковского Александра Лазарева и Светланы Немоляевой. О своих наделенных властью театральных персонажах, о новой работе в кино и о любви к рок-музыке Александр ЛАЗАРЕВ-младший рассказал корреспонденту «Новых Известий».

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Александр, вы недавно вернулись со съемок в Одессе. В каком фильме снимаетесь и кто ваш герой?

– Как у Владимира Высоцкого написано в песне, так и есть в нашей действительности – ни прилететь, ни улететь из Одессы невозможно. Погода такая, что ужас! В течение нескольких месяцев мотался из Одессы в Киев на машине, а оттуда уже летел в Москву. В Одессе снимался в фильме «Кедр уходит в небо» о ракетчиках, причем в основе реальные персонажи. Я играю немецкого ученого Вернера фон Брауна (соперника нашего Сергея Королева, которого, между прочим, играет Игорь Скляр). Мой герой мечтал о покорении космоса, для этого создавал ракеты, а фашистская Германия заставляла его строить ракеты для военных целей. Для себя я определил, что эта картина о человеческом сопротивлении. Фон Браун верил, что направляет все свои силы и знания на созидание, а оказалось, что на разрушение.

– Ваша мама – замечательная актриса Светлана Немоляева как-то в интервью выразила сожаление, что ее сын играет злодеев преимущественно или жестоких любовников, тогда как она видит в вас настоящего героя.

– Разные роли случаются – и подонки, и хорошие ребята. Работа у нас такая, что поделаешь. Хотя в последние два года отрицательные персонажи достаются мне реже.

– Недавно на канале «Россия» прошел многосерийный фильм «Подарок судьбы», где вы играете актера, который в своем творчестве больше полагается на дьявола, а не на Бога. Он так и говорит своей будущей жене: «Если я не буду культивировать в себе негодяя, то мне, как актеру, придет конец…»

– Видимо, в представлении автора сценария этого фильма актеры именно такие – и хорошие, и одновременно плохие. На самом деле это не совсем так. В большинстве своем актеры – люди нормальные и даже неглупые. Существует актерская техника, а также фантазия, воображение. Поэтому не обязательно как сумасшедшему погружаться в жизнь своего героя.

– Ваша мама считает вас не таким доверчивым и простодушным, как Александр Лазарев-старший, но и не таким хитроумным, как она сама. Так какой же вы?

– У меня есть качества и от мамы, и от папы. Я могу верить, и, к счастью, моя жизнь пока так складывается, что по-крупному никто меня не обманывал. Хотя, возможно, кто-то меня так обвел вокруг пальца, что я этого не знаю. Да, я верю людям, правда, уже не в той превосходной степени, в какой верит мой отец.

– Вы воспитанник Школы- студии МХАТ, как и ваш отец. А ваша дочь Полина окончила РАТИ (мастерскую Олега Кудряшова) и успешно дебютировала на сцене. Почему она не выбрала студию МХАТ или Щепкинское училище, как ее бабушка?

– Если при подаче документов в театральный вуз понимаешь, что есть большая вероятность поступления к определенному педагогу, то пойдешь в тот вуз, где он преподает. Никому не хочется оказаться за дверью. По-моему, спектакли, где играет Полина, а их было три, получились очень удачными, и я так говорю не потому, что она моя дочь. Три театральные площадки Москвы пригласили эту команду – воспитанников мастерской Олега Кудряшова играть студенческие спектакли. Впрочем, студенческими их и не назовешь, потому что они уже имеют свою аудиторию.

– Александр, в «Ленкоме» вы играете преимущественно людей во власти: это Генрих Восьмой в «Королевских играх», Петр Первый в «Шуте Балакиреве» и Граф Альмавива в «Женитьбе Фигаро»…

– Играть королей очень интересно. Однажды, на съемках фильма «Дворцовые перевороты» у Светланы Дружининой, я бродил ночью по залам Кремля. За мной следовал только охранник. Когда находишься один в Кремле, да еще ночью, и без туристов с экскурсоводами, то мысли всякие приходят в голову, а актеру – особенно! Сразу начинаешь воображать себя хозяином большой страны. Я встал у огромного окна, а внизу раскинулась Москва – и почувствовал себя то ли Наполеоном, то ли Александром Первым. Потом сам смеялся над полетом своей фантазии.

– На ваш взгляд, чья судьба трагичнее – Генриха Восьмого или Петра Первого?

– У всех правителей тяжелые судьбы: никакой личной жизни, все посвящено государству. Если случается любовь, то она несчастная. Потому что жить надо с тем, с кем надо для государства, по политическим соображениям. Ну, посвятил себя стране, значит, думай только о ней. Не хочешь или не можешь, – так уходи! В любом случае всегда есть выбор. Только те, кто оказывается у власти, почему-то забывают о том, что у них тоже есть право выбора и ухода.

– Ваш герой в фильме «Террор любовью», тоже актер и педагог театрального вуза, увлекся своей ученицей, и в одночасье его жизнь пошла под откос. Как лично вам удается избегать подводных камней актерской профессии, из-за которых могла бы пострадать ваша семья?

– Надо просто думать о последствиях. Есть люди, которые идут по наитию, по течению реки, не задумываясь о том, что может быть дальше. Они плывут, не обременяя себя мыслями, что из-за их поступков могут страдать другие люди и что легко исковеркать не только свою жизнь, но и жизнь родных людей. Господь Бог помогает, когда живешь с заботой о ближних.

– В юности вы увлекались рок-музыкой. Сейчас ею по-прежнему интересуетесь?

– Это увлечение на всю жизнь. Например, если ты однажды научился кататься на велосипеде и полюбил это занятие, то не разучишься, и не разлюбишь. Правда, сейчас рок-музыку я слушаю не так часто, как это было в молодости. Жизнь у нас стала нервная, и слишком эмоциональная, а рок-музыка тоже нервная и напряженная, поэтому хочется послушать что-то более спокойное, например джаз. Но любовь к рок-музыке во мне никогда не умрет.

– Вы бывали на музыкальных концертах своего коллеги по сцене Дмитрия Певцова?

– Много раз. Очень рад, что он увлекся музыкой, и у него хорошо получается. Причем Певцов шаг за шагом усложняет свой репертуар, ищет что-то новое.

– В «Ленкоме» едва не половина репертуара с музыкальными партиями. Вы долго учились хорошо петь, чтобы быть на уровне своих знаменитых коллег?

– Это правда, что учился петь я долго и упорно. В двух спектаклях я пою. Для них я, в большей мере, и трудился над своим вокалом. Но таких целей, как у Дмитрия Певцова – профессионально выступать в качестве музыканта – я не ставлю, потому что музыка не моя стихия.

– Вы, наверняка следили за борьбой рок-музыканта Юрия Шевчука в защиту Химкинского леса, исторического центра Северной столицы, за свободу слова в России?

– Конечно, следил. Но мне обидно, что поступки Юрия Шевчука или, например, письмо Михаила Трухина в адрес Валентины Матвиенко мы считаем невероятными и из ряда вон выходящими. Это же нормально, когда люди имеют свою гражданскую позицию и высказывают свое мнение, и делают это открыто и смело! Таких людей и смелых шагов должно быть много. Не надо восхищаться действиями отдельных людей, а надо всем так жить. В любом цивилизованном обществе люди добиваются своих прав и не кричат об этом. Согласен, что в нашей стране такие люди, как Шевчук и Трухин, – герои, потому что их всего-то двое. Может, я о ком-то забыл или что-то не так понимаю? У людей должно быть гражданское сознание.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 февраля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: