Главная / Газета 27 Января 2011 г. 00:00 / Культура

Папино наследство

Ирина Мирошниченко сыграла в спектакле о странностях любви

ВИКТОР БОРЗЕНКО

Для Ирины Мирошниченко главная роль в спектакле «Моя дорогая Матильда» стала, как принято говорить, знаковой. Во-первых, ведущая актриса театра семь лет не была занята в премьерах, а во-вторых, в каждой мизансцене чувствуется, что Мирошниченко изголодалась по серьезной работе: роль получилась из тех, где верна каждая деталь. Ни одного лишнего движения, неоправданного жеста или взгляда. Кажется, что на Малой сцене МХТ имени Чехова просто отдернули занавеску, за которой и без нас протекала своя жизнь. Наверное, поэтому зрители первую половину спектакля не решаются аплодировать или смеяться, где смешно: они наблюдают, боясь помешать действию.

Ирина Мирошниченко сыграла свою Матильду в традициях Художественного театра.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Ирина Мирошниченко сыграла свою Матильду в традициях Художественного театра.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Пьеса Израэля Горовица из тех, какие надо открыть правильным психологическим ключом, иначе сюжет скатится в разряд бытового повествования. Житель США, хронический неудачник Матиас (Олег Мазуров) после смерти богатого отца получает в наследство шикарные апартаменты в Париже. Однако приехав в Париж, он узнает, что в квартире живут люди – Матильда (Ирина Мирошниченко) со своей взрослой дочерью Хлоей (Наталья Рогожкина). Далее начинается череда долгих разбирательств за право наследства и вдруг выясняется, что Матильда не просто жилец, но и давняя любовница отца. А Хлоя, вполне возможно, – сводная сестра. Спектакль по сюжету – типичная «Санта-Барбара». Однако за внешней простотой стоит сложнейшее развитие психологии героев (в этом, несомненно, заслуга режиссера Владимира Петрова).

В характере Матильды (женщины не самой простой судьбы) возвышенное переплелось с низменным. Гордячка, аристократка, «спину держит», роскошное платье носить умеет, но в то же время во всем читается ее печаль по несбывшимся надеждам. В начале спектакля она задумчиво сидит в кресле, устланном белоснежной шкурой. Впрочем, шкуры дорогих животных здесь всюду (любовник увлекался охотой). Шикарные ковры, старинный камин, дорогая современная мебель. Но все же атмосферу в квартире делают громадные, во всю стену, окна, за которыми – Елисейские Поля. Когда в этот роскошный устоявшийся быт врывается неудачник Матиас, окна и стеклянные двери подрагивают так, что сверкают стекла. Наверное, так можно играть начало «Вишневого сада», приезд. Правда, вместо обанкротившейся Раневской в спектакле МХТ – не менее бедный Матиас.

Но если Раневская про свое имение знает почти все, то Матиас про этот дом и былую жизнь узнает впервые – прямо на наших глазах. Слой за слоем, как при реставрации старинной картины, снимается светский лоск, и обитательницы апартаментов из чопорных парижанок превращаются в несчастных одиноких женщин со своими комплексами, давними обидами и причудами. Интересно следить, как постепенно накаляется атмосфера в этой семье. При первой встрече с Матиасом – ломкость интонаций, когда фраза останавливается на полуслове и меняет направление; запинки, спотыкания в едва намеченных встречных фразах (кто бы мог подумать, что пьеса американского драматурга по стилистике похожа на Чехова). Но вскоре наступает раздражение: Матиас пугает своим твердым намерением завладеть квартирой, а значит, и лишить Матильду самого главного – воспоминания от пролетевшей молодости.

Броская характерность, эксцентричность и сдержанность, тонкость игры, загадочная недосказанность. Это тоже Ирина Мирошниченко. И ни в коем случае не однозначность, не удручающая определенность. Полунамек, таинственность, эмоции прикрыты: то ледяным презрением к Матиасу, то подчеркнутым безразличием, то снобизмом или показным легкомыслием…

Защитные маски разнообразны и изобретательны. И что за ними скрывается – сами и догадывайтесь. Вкус к пикировкам, ирония, ревность, подозрительность, преданность – все это играется не как смена чувств и состояний, а существует одновременно. Однако из беспорядочного клубка давних проблем и обид проглядывает былая счастливая любовь и ее победительная сила. Недаром под занавес Матильда (о личной жизни которой к тому времени мы знаем уже абсолютно все) появится в роскошном платье и, произнеся слова об ошибках молодости и счастье, походкой королевы-матери пройдет через свои апартаменты на балкон – к Елисейским Полям.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 января 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: