Главная / Газета 21 Января 2011 г. 00:00 / Культура

Библиофил – это звучит гордо и… выгодно

Несмотря на то что за окнами ХХI век и засилье цифровых технологий, коллекционирование редких книг процветает

Сергей ЛАВИНОВ

Богатые люди лихорадочно ищут источники вложения денег. Покупать акции и недвижимость как-то страшновато, остаются золото с драгоценностями и произведения искусства. Есть и еще одна сфера вложения денег, которая приносит пусть и не такую большую прибыль, как золото, но позволяет не только сохранить свои деньги, но и приумножить их…«Ничто не может сравниться с ощущением предвкушения встречи с чудом, – говорит Аннет Кэмпбелл-Уайт, известный библиофил из Новой Зеландии, – когда открываешь каталог книг и начинаешь листать его в поисках сокровищ».

shadow
Библиофилы собирают не все подряд, а на чем-то специализируются. Специализация миссис Кэмпбелл-Уайт – первые издания таких книг, как «Улисс» Джеймса Джойса или «Поиски утраченного времени» Марселя Пруста. В 2007 году она продала часть своей библиотеки на лондонском аукционе Сотбис примерно за 1,28 млн. фунтов стерлингов (2 млн. долларов). Коллекцию она собирала на основе списка 100 наиболее важных современных романов, составленного в 1965 году английским критиком Сирилом Конноли. Когда Аннет заметила, что начала охладевать к книгам, которые держала в библиотеке только потому, что они находились в списке, то продала их с молотка. Коллекция уменьшилась в размерах, но теперь состояла из любимых книг.

Библиофильство зиждется на желании иметь мудрость, запечатленную на бумаге, которую итальянский писатель Умберто Эко называет «вегетативной памятью». Первые и редкие издания представляют для библиофилов особую ценность, потому что они оживляют историю и позволяют совершить путешествие в прошлое.

Своими корнями коллекционирование книг уходит в глубокую древность. Одним из первых библиофилов считается греческий философ Аристотель, собравший значительную коллекцию рукописей и пергаментов. Его пример вдохновил римских интеллектуалов типа Цицерона. В раннем средневековье книги переписывались в монастырях от руки и стоили очень дорого. В небольших монастырях хранились несколько десятков книг, а в больших – на порядок больше. В IX веке крупными считались библиотеки, состоявшие из 500 фолиантов. К концу Средних веков даже папская библиотека в Авиньоне и библиотека парижской Сорбонны не могли похвалиться более чем 2 тыс. книг.

Так что библиотека итальянского поэта Петрарки, жившего в XIV веке, состоявшая из 200 книг, может считаться внушительной. Среди более поздних библиофилов следует отметить французских королей Людовика XII и Франциска I, собрания книг которых составили основу Национальной библиотеки в Париже, а также Козимо и Лоренцо Медичи, правителей Флоренции, которые построили в 1571 году Библиотеку Лоренцо Медичи Лауренциана, одну из самых ценных библиотек на планете.

Хотя многих библиофилов вдохновляла на собирательство любовь к мудрости, их успех упирался в денежный вопрос. Американский финансист Дж. Пирпойнт Морган потратил на произведения искусства и книги около 1 млрд. долларов в современных ценах. В Библиотеке и музее Моргана в Нью-Йорке имеются такие шедевры, как гуттенберговская Библия, единственный сохранившийся экземпляр «Потерянного рая» Джона Мильтона, рукопись «Рождественской песни в прозе» Чарльза Диккенса…

Многие современные библиофилы точно так же горят желанием опубликовать свои сокровища и поделиться знаниями и мудростью, на создание которых ушли годы, куча денег, терпения и кропотливых изысканий предмета и изучения книжного рынка. Успех будет зависеть не только от состояния финансов, но и от удачи. «В коллекционирование книг я влюбился, конечно, в книжном магазине, – рассказывает Ганс-Георг фон Арбург, профессор немецкой литературы в университете Лозанны. – Со временем сфера моих интересов сузилась, а сферу поисков пришлось расширить».

Конек Арбурга – коллекционирование энциклопедий и полных изданий трудов писателей, которых «необходимо иметь каждому». Когда букинистические магазины перестали удовлетворять его голод к книгам, он начал участвовать в аукционах в Германии и Швейцарии. С развитием Интернета Арбург начал рыться на специализированных сайтах, которые обеспечивают доступ к нескольким тысячам антикварных книжных магазинов. «Интернет сделал коллекционирование легче и иногда дешевле, – говорит профессор, – но сейчас оно уже не то, что было раньше».

Упростив жизнь коллекционерам, Интернет усложнил ее книготорговцам. «По сравнению с 90-ми годами прошлого века, – жалуется Гетц Перл, владелец антикварного книжного магазина ABC в Цюрихе, – продажи упали вдвое. Конечно, сейчас можно намного быстрее найти потенциального покупателя, но цена многих книг сильно упала».

И все же, несмотря на засилье цифровой информации, старинные редкие книги по-прежнему стоят очень дорого и являются неплохим источником вложения денег. Самой дорогой рукописью считается «Лестерский кодекс», тетрадь с записями, эскизами и рисунками Леонардо да Винчи, которую Билл Гейтс купил в 1994 году за 30,8 млн. долларов. Значительно отстало «Евангелие» саксонского герцога Генриха Льва, который заказал монахам Новый завет. Из 266 страниц 50 – полосные разноцветные иллюстрации, украшенные золотым листом. Это произведение книжного искусства было продано в 1983 году за 20,1 млн. долларов.

Самой дорогой печатной книгой считаются «Птицы Америки», капитальный труд известного американского натуралиста, орнитолога и художника-анималиста Джеймса Одюбона, проданная в конце прошлого года на аукционе за 11,5 млн. долларов. Кстати, на примере Одюбона можно наглядно увидеть выгодность вложения денег в редкие книги: в 2000 году эта книга была продана за 8,8 млн. долларов.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 января 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: