Главная / Газета 13 Января 2011 г. 00:00 / Культура

Саакашвили против Пиросмани

Сергей СОЛОВЬЕВ
shadow
Так случалось, что новогодние каникулы я провел в Грузии. Отнюдь не со шпионским заданием и без всякого намерения подорвать тамошний строй. И хотя московские друзья в удивлении вкидывали бровь, я не уставал доказывать, что интерес у нашей компании (на пятерых мы сняли квартиру на проспекте Чавчавадзе) преимущественно культурно-туристический. Посмотреть красоты пейзажей, посетить музеи, храмы, пошататься по улицам старинных городов и, – что уж греха таить, – поесть хинкали и шашлыков, попить вина.

Для советского интеллигента Грузия была чем-то вроде альтернативной Италии: мифы о Золотом руне, христианские древности от IV века, немыслимые виды, музыка в крови и, наконец, застолье, возведенное в ранг искусства. Со временем настоящая Италия, конечно, взяла свое. Но, объехав Европу, потянуло на что-то менее глобализированное, что-то более самобытное. Видимо, по той же причине европейцы сегодня заполняют пляжи Хорватии и Болгарии. Короче, взяв билет через Минск (спасибо братьям-белорусам, которые, как говорится, «и нашим, и вашим») и испытав все «прелести» белорусского сервиса, через шесть часов мы готовы были открыть и полюбить край гордых грузин.

Нет смысла превращать эту колонку в дневник путешественника – было всякое: и плохое, и хорошее. Это, что называется, не для печати. Но коли в качестве арт-обозревателя я решил отписать свой вояж, значит, было еще что-то, поразившее по чисто профессиональной части. Символами Тбилиси для меня оказались два здания, несущие грузинские ценности. С одной стороны (на левом берегу Куры) – новенький, сверкающий стеклянным куполом. Президентский дворец, с другой – (на правом берегу) Музей искусства. Вообще тбилисские власти очень полюбили все сверкающее – проспект Руставели по вечерам вспыхивает гирляндами огней так, что парижские бульвары нервно курят. Дворец вполне отвечает стандартам дорогого супермаркета: берлинский Рейхстаг повенчан с Белым Домом. Вот только с музеями не заладилось – наоборот, все разладилось.

При обилии охраны на входе во всем здании Музея искусств работают четыре комнаты. Пыль и запустение в лучших перестроечных традициях. В двух залах на втором этаже – выставка морских пейзажей главным образом русских академистов XIX века (почти все учились в классе Виллевальде), в двух цокольных залах – персидские портреты и одинокая египетская мумия. За отдельную плату показывают сокровищницу с древнейшими иконами – чеканными и эмалевыми. Русскоязычный гид треть времени посвящает возгласам насчет того, что в середине XIX века русский наместник в Имерети Левашов «распилил и распродал» по частям чудотворную эмалевую икону из монастыря Гелати. От нее сейчас остались только лик и рука. Я, признаться, с трудом представляю, каким образом (и зачем?) православный губернатор Владимир Левашов пилил самую почитаемую икону Грузии – но против мифа не попишешь…

Меня куда как более взволновал тот факт, что в Тбилиси нет ничего, что напоминало бы о великом Пиросмани, о знаменитой тифлисской школе начала ХХ века. Сотрудники музея разводят руками: залы не топят, смотрителям не платят, и пока не откроют Национальный музей (на который не первый год уходят все средства – там будет рассказано о современной истории), о картинах говорить глупо.

О чем тогда говорить? О прозябающем в таком же запустении Музее истории и этнографии в Кутаиси (второго по значимости в Грузии)? О том, что к монастырям и шедевральным церквям (вроде Атени Сиони или пещерного комплекса Умплицихе) не доехать из-за отсутствия внятных указателей? О том, что в Грузии прекратилась какая-либо галерейная и выставочная жизнь? Даже нормальной туристической информации нет. Боюсь, продолжи я развивать эти темы, – текст сочтут происками русского злопыхателя. Поверьте, нет тут никаких происков, только обида за одичание того самого рая, который еще недавно русский либерал рисовал себе в лице Грузии.

Так уж получается, что либеральные ценности у нас идут в плотной связке с культурными и историческими. Чем был плох Лужков? Авторитарностью и старорежимностью? Видали и похуже. Но то, что разрушал памятники, что низвел культуру до кичевых балалаек, что превратил городской праздник в пивное гулянье – интеллигент (с бороденкой или без нее) поджимает губу и затаивает тихое презрение. Чем хорошо было на Украине времен Ющенко? Культурной инициативой. В хозяйстве Саакашвили для Пиросмани место не нашлось. Как и всему тому, что мы привыкли отождествлять с древнейшей культурной столицей, с цветением Тифлиса, питаемой общероссийскими соками. Мостик, по которому русский турист еще мог дойти до Грузии, проникнуться ею, полюбить и принести это чувство назад, планомерно гниет и уходит из-под ног. Остаются разве что застолья. Но, скажем прямо, в грузинский ресторан можно и в Москве сходить.

Автор – арт-обозреватель «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 13 января 2011 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Сто лет назад он был варягом, она - принцессою была


«Все горит огнем, но нет тепла...»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Василия Попова и Владимира Кострова

Станислав Садальский- об Алексее Петренко:«Не стало бриллианта нашего кино»


Не стало Алексея Петренко. Светлая память...

Сергей Снежкин, Павел Санаев и Юрий Кара поделилилсь своими чувствами об ушедшем друге

Были маленькими и лишними, а потом они полюбили...

Диляра Тасбулатова оценивает две кино-сенсации февраля - «Ла ла ленд» и «Патерсон»

Главный приз Берлинале получил фильм о красивой истории любви на скотобойне


«Как будто с партитурой горнею художник вымысел сроднил»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Олесю Николаеву и Юрия Зафесова

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: