Главная / Газета 17 Декабря 2010 г. 00:00 / Культура

«Во мне было сильно желание совершить подвиг»

Актриса Марина Зудина

Анжелика ЗАОЗЕРСКАЯ

В «Табакерке» актриса Марина Зудина репетирует в эти дни главную роль в пьесе «Филумена Мартурано» – одну из интереснейших женских ролей мирового репертуара. Однако и помимо Филумены в багаже актрисы – главные роли в произведениях Островского, Чехова, Достоевского. В беседе с корреспондентом «Новых Известий» Марина ЗУДИНА размышляет о том, что отличает наших современниц от героинь XIX века, какие опасности принес век скоростей и высоких технологий, а также почему многим женщинам не везет в любви.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Ваша героиня в спектакле «Последняя жертва» – бескорыстная душа, тратящая силы и деньги на бесчестного мужчину. Почему в русской классике так много мужчин-альфонсов, подонков, а женщины не только все терпят, да еще и любят таких?

– Потому что жертвенность в каждой из нас сидит. И это беспокоило писателей XIX века. Правда, в наше время появились совсем другие образы. Сейчас женщина должна быть хищной, эффектной, хитрой, умеющей за себя постоять. То есть сегодня образ пушкинской Татьяны не так востребован, как образ ее сестры Ольги. Лично для меня это печально, но это данность. Но все равно думаю, что напускное пройдет, как пена, а настоящее – останется. У меня растет дочка, и я хочу, чтобы для нее примером была пушкинская Татьяна, или Вера из «Обрыва», или тургеневские девушки – те характеры и судьбы, на примере которых воспитывалась я.

– А насколько близка вам роль Настасьи Филипповны, которую вы играете в МХТ?

– Я никогда не мечтала об этой роли. Прежде мне хотелось играть лишь тех героинь, которые были мне близки и симпатичны. Но проходит время, и понимаешь, что в профессии важно идти по пути наибольшего сопротивления. И Настасья Филипповна – одна из таких ролей. Существовал определенный стереотип в отношении этого образа, который создали Юлия Борисова, Татьяна Доронина. А когда я узнала, что Валерий Фокин пригласил Елену Майорову на роль Настасьи Филипповны в спектакле «Бесноватая», то подумала: какое это имеет отношение к Достоевскому? Елена Майорова была не очень складной (в смысле физики): длинные руки, резкие движения, характерный голос. А когда я сама стала репетировать Настасью Филипповну, то поняла, как это назначение точно выражало суть героини. У Настасьи Филипповны изломанная психика, и Фокин впервые это выявил в своей постановке.

– Ольга Будина как-то сказала в интервью «Новым Известиям», что от роковых женщин надо бежать подальше. А что вы об этом думаете?

– Когда говорят «роковая женщина», то мне это представляется чем-то холодным, отстраненным, не имеющим отношения к жизни. А этого никак нельзя сказать о Настасье Филипповне. Когда я играла первые спектакли «Идиота» на сцене «Табакерки», внутри меня была такая пустота, что я никого не хотела видеть после спектакля. А исполнитель роли князя Мышкина – Виталий Егоров, напротив, перед спектаклем и после испытывал прилив сил, энергии, потому что его персонаж – светлый, устремленный к гармонии, всечеловеческой любви. В роли Настасьи Филипповны нет просветления – у меня от нее ощущение утопленницы. Вот «Антигона» – трагедия, но в ней просветление есть. И Антигона мне очень близка, с ней у меня произошло полное совпадение по эмоциям и на уровне жизненных принципов.

– Неужели вы такой же непримиримый, бескомпромиссный борец, готовый на самое большое самопожертвование ради близких?

– В «Антигоне» много юношеского максимализма, который был присущ и мне. Например, когда я поступала к Олегу Павловичу, то читала отрывок из поэмы Маргариты Алигер «Зоя», казнь героини. Во мне было очень сильно желание совершить подвиг или умереть за идею.

– Настасья Филипповна не смогла смириться с тем, что ее откровенно продают. Но и героини поздних пьес Островского, включая и Юлию из «Последней жертвы», долго терпели, что ими торгуют. Почему женщины становятся предметом купли-продажи? Актуально ли это сейчас?

– Островский – наисовременнейший автор. Иногда мы играем Островского, а зрители не верят – неужели это классик? Ведь все так актуально! Да, мы сейчас живем в очень материальном мире. Вечная проблема выбора: на что ты готов пойти для достижения своей цели, чем ты можешь поступиться? Но раньше нас учили различать – что такое хорошо и что такое плохо, а сейчас грань между добром и злом стирается. Определенный слой людей, которые хотят быть на виду, на плаву, торгуют своими биографиями, создают вокруг себя скандалы и сплетни, чтобы о них говорили и писали. Раньше считалось, что так вести себя неприлично, а сейчас – это прямая дорога к славе.

shadow – Но ведь к деньгам, связям и власти сегодня стремится большинство мужчин и женщин…

– Не хочу говорить обо всех людях. Мы много гастролируем, и я столько для себя хорошего, настоящего открыла в русской провинции! В том числе во взаимоотношениях людей с властью, которую они выбирают. Я видела, как в Саранске люди подходили к главе города, просили с ним сфотографироваться, и тот с радостью, безо всякого чванства это делал. Тогда как в Москве даже к среднему чиновнику не подступиться. В Саранске рассказывают не об элитном жилье и торговых комплексах с бутиками, а о строительстве оперного театра, нового здания университета, о создании пешеходной зоны в центре города. Лужков много сделал для развития театров в Москве. Но когда он выделил место рядом со станцией «Маяковская» под строительство театра (там, где был старый «Современник»), ничего из этой идеи не получилось. Инвесторам выгоднее на этом месте построить автостоянку или торговый объект. Живя в столице, начинаешь отвыкать от нормальных человеческих отношений. В Москве ощущение сплошного аншлага, а в провинции – более размеренный темп жизни, больше здорового. Конечно, люди в провинции много смотрят телешоу, но все же живут они по другим правилам. Тогда как в Москве и телевизор смотреть не надо, и так вокруг – сплошное шоу. Если еще есть надежда на спасение, то ее надо ждать от провинции.

– Олег Табаков с помощью своих учеников-единомышленников ищет таланты по всей России, чтобы дать им актерское образование в своей Школе на улице Чаплыгина. Вы помогаете ему в его благородном деле?

– Моему сыну 15 лет, а дочке – всего четыре года. Поскольку еще год или два я не смогу вести активную педагогическую работу, а педагогика – занятие круглосуточное, то решила пока подождать и не помогаю. Но обязательно буду приходить на все показы, участвовать во всех обсуждениях. Боюсь упустить что-то важное в развитии своих детей. Мужчинам в этом плане проще – есть жена, которая занимается детьми.

– А вот Олега Павловича, видимо, хватает и на своих детей, и на учеников. Не раз наблюдала, с каким вниманием Табаков относится к каждому подростку, пришедшему в его актерскую школу на прослушивание. Думаю, если молодой человек однажды пообщался с Табаковым как со своим потенциальным учителем, то будет стремиться поступить именно к нему…

– Это на самом деле так. Олег Павлович всегда становится центром всего, что происходит вокруг. Он создает идеи, которые потом реализует. Это ему дано от Бога. Он влюбляет в себя огромное число людей, причем разного возраста, каким-то солнечным зарядом, позитивом.

– Ненароком я подумала – какой счастливый ваш сын, что у него такой отец. А ощущает ли ваш Павел себя баловнем судьбы?

– Ребенок любит своего папу независимо от того, как к нему относятся другие: папа есть папа! Павлик не считает себя избранным или везунчиком, но при этом понимает, что благодаря отцу имеет возможность общаться с большим числом умных, интересных людей. При этом важно, что сын видит, как его отца уважают и его мнение ценно для многих, а мальчика это воспитывает в правильном направлении. Павлик понимает, что имеет много исключительного от рождения. Наш сын – разумный ребенок, и он хочет быть интересен людям сам по себе, а не как сын своего отца.

– Не утихают споры – кто самый талантливый ученик Табакова? А кого выделяете лично вы?

– Если говорить о последних ролях в кино и на телевидении, то это, безусловно, Владимир Машков с блестящими работами в «Ликвидации» и в «Крае». На театральной сцене – это Евгений Миронов. Или есть замечательные работы как в кино, так и в театре у Сергея Безрукова, Виталия Егорова, Сергея Угрюмова, Михаила Хомякова, Андрея Смолякова. И вообще, у Табакова очень много талантливых учеников. Просто есть актеры, которые обрели широкую популярность, а есть очень хорошие актеры, на которых держится театр. Не секрет, что в актерской судьбе большую роль играет удача. Павлик тоже восхищается и Машковым, и Мироновым, и Безруковым, но и отмечает удивительные работы актеров пусть не в главных ролях, а во второстепенных.

shadow – Все актеры МХТ в один голос говорят о том, что Табаков чувствует время, обожает все новое, современное. А какие у вас взаимоотношения с днем сегодняшним? Это ваша эпоха?

– Все современные достижения техники осваиваю с трудом. Количество кнопок меня пугает. Ритм для меня – слишком быстрый. Сейчас столько встреч, столько событий, что некоторые моменты жизни ты не «проживаешь». Правда, меня радует, что у женщин стало больше возможностей. Много деловых женщин, которые реализуют себя и в профессии, и в семье. Появились новые характеры современниц и в кино, и в театре.

– По гороскопу вы Дева, как и Софи Лорен, Грета Гарбо, Татьяна Доронина. Кто из кинозвезд вам ближе?

– Безусловно, Грета Гарбо, потому что за ней – определенный стиль, образ, эстетика. В том кино, в котором снималась Гарбо, было больше крупных планов, пауз, загадки. В самой Гарбо была тайна, которой так недостает нашим современным женщинам, в частности актрисам. В кино появляется больше технических возможностей, а загадка исчезает. Когда есть недосказанность в образе, это мне ближе. Я люблю то время, то кино, когда актеры были немного в стороне, вдали, неприкаянные и прекрасные. А когда сейчас пишут, кто с кем живет, кто на какой кровати спит – лично мне эти подробности мешают. Быт разрушает артиста, поэтому лучше не все о себе рассказывать. Грета Гарбо умела держать дистанцию с публикой, хотя это было очень трудно.

– Что вы подарили Олегу Павловичу на его юбилей?

– Я заказала значок из белого золота, и на черной эмали буква М, и в этой букве заложены даты рождения детей и мой день рождения – тоже. Буква М объединяет – Маму, Марию, Марину… Вот такой символический подарок. Марией звали маму Олега Павловича и Марией зовут нашу дочь. Олег Павлович широко праздновал свой день рождения в ноябре, и тогда я ему подарила этот значок.

– И женский вопрос: как добиться мужчину, который значительно старше, который пока еще женат и ради которого ты готова отдать свою жизнь, но он пока не готов к такой жертве?

– Без веры трудно жить. Если такая любовь дает жизненный импульс, то пусть она будет. Нельзя подходить к чувствам с практической точки зрения. Если бы я практически, конкретно, по-деловому выстраивала свои взаимоотношения с Олегом Павловичем, то никогда бы его не дождалась. Просто я жила своей любовью и была счастлива, что она есть, независимо от результата. Романтика должна присутствовать в жизни. Если вернуться к героиням русской литературы, то они любили безответно. Любовь – нетрезвое чувство. Если не иметь в виду тех женщин, которым хочется побыстрее урвать, чтобы любой ценой устроить свою жизнь…

– Кто из ваших героинь обладает талантом любить бескорыстно?

– Наверное, это Юлия из «Последней жертвы». Любовь – слепа, возможно, поэтому она любит человека, который ее недостоин. Но лучше любить и обманываться, чем не любить вовсе. В «Последней жертве» есть другая героиня, которая практична, трезва и расчетлива, но при всей наивности – мне ближе Юлия. Еще умеет любить моя героиня, которую я сейчас репетирую, – Филумена Мартурано. Она самозабвенно любит своих детей, и это мне тоже близко.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 декабря 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: