Главная / Газета 6 Декабря 2010 г. 00:00 / Культура

Портрет художника в юности

На Туринском фестивале молодого кино показали фильмы, пригодные для российского проката

ВИКТОР МАТИЗЕН, Турин

Туринский кинофорум начался с манифестации против расизма. На сцену высыпали молодые люди с транспарантами и полчаса призывали публику к солидарности с гастарбайтерами, требующими равных прав с итальянскими рабочими. Призывы имели резонанс: огромный зал главного городского театра «Реджио» то и дело взрывался аплодисментами.

О кинофестивале извещали огромные буквы на улицах города.<br>Фото: WWW.TORINOFILMFEST.COM
О кинофестивале извещали огромные буквы на улицах города.
Фото: WWW.TORINOFILMFEST.COM
shadow
«Возможно ли такое на открытии Московского кинофестиваля?» – иронически поинтересовался сидевший рядом английский коллега-кинокритик. «Заявляю официальный протест против этого провокационного вопроса», – сказал я казенным голосом. Он понимающе засмеялся.

Тем временем на сцене произошли перемены – вместо демонстрантов появился директор фестиваля, известный кинорежиссер Джанни Амелио и после короткой приветственной речи, произнесенной с поистине римской ораторской дикцией, пригласил из зала Лолу Дойлон, которая представила свой второй полнометражный фильм «В твоих руках». Замысел фильма, как она призналась, возник у нее под воздействием случаев похищения людей «в Колумбии, Ираке и Германии», о которых она слышала в выпусках новостей, после чего попыталась вообразить, что будет, если похитителем будет мужчина, а похищенной – женщина. «Лучше бы призналась, что сняла свой фильм под воздействием Альмодовара», – заметил англичанин, имея в виду давнюю картину Альмодовара «Свяжи меня». И как в воду глядел – там и тут молодые психи похищают женщин постарше, которые поначалу сопротивляются, а потом с удвоенной страстью отдаются насильникам. Только знаменитый испанец подсмеивался над страстью-мордастью героев, а француженка снимает на голубом глазу, и спасти ее картину от пошлости не может даже прекрасная актриса Кристин Скотт-Томас, тем более что вместо сообразительного Бандераса ей в партнеры достался Пио Мармай, плохо понимающий, кого, что и зачем он играет.

Турин – город с особым отношением к кинематографу. Достаточно сказать, что в самом знаменитом здании этого города, башне Антонелли, расположен Музей кино. Это как если бы московский Музей кино, выселенный из Киноцентра вследствие одной из сделок, разместили в храме Христа Спасителя или, чтобы не употреблять всуе имя господа, в высотке Московского университета. Но это еще не все. Под грифом Туринского кинофестиваля выпускается такое многообразие книг о кино, которому может позавидовать любое российское издательство. И, ей-богу, стоит выучить итальянский только для того, чтобы прочесть фолиант, посвященный Джону Хьюстону и выпущенный к нынешнему показу его ретроспективы из сорока с лишним (!) картин.

Впрочем, между Туринским и Московским кинофестивалями имеется и сходство – у обоих самым слабым местом является конкурс. И отчасти по той же причине «пряников сладких (и свежих. – «НИ») всегда не хватает на всех». То есть на все кинофестивали. Но есть, скажем так, и странности отбора, из-за которых в конкурс попадает, к примеру, совершенно беспомощный гватемало-франко-мексиканский фильм «Маримбы из ада», грубые игровые приемы которого компрометируют заявленную документальную основу, и не попадает ни одна лента из Восточной Европы и бывших советских республик, за исключением, естественно, модной Румынии, хотя навскидку можно назвать десяток дебютных или вторых фильмов из этих стран, гораздо более качественных, чем несколько из тех, с которых началась конкурсная программа.

Но это, конечно, совсем не значит, что в туринском конкурсе нечего смотреть. Самыми интересными (и вполне пригодными для российского проката) были, пожалуй, «Белые ирландские пьяницы» (White Irish Drinkers) Джона Грея (а не Уайта, как логично было бы ожидать). На самом деле это нечто вроде «Портрета художника в юности» – очень профессионально и чувственно снятая история возмужания парня с незаурядным даром рисовальщика и живописца, выросшего в бруклинской семье с грубым отцом, страдающей матерью и приблатненным старшим братом. В ней хороши даже сексуальные эпизоды, которые во многих современных картинах настолько ужасны, что хочется «заесть» претенциозное похабство честным порно.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 декабря 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: